Вечный аргиш

В Ямало-Ненецком автономном округе проживает более 36 тысяч представителей коренных малочисленных народов Севера, из них порядка 16 тысяч – кочуют. Доля кочующего населения в общей численности коренных малочисленных народов Севера практически не изменилась за последние пять лет и составляет 40%-41%. Самое большое количество «тундровиков» проживает в Ямальском районе, около 11 тысяч человек. Половина из них каслает по тундре.

Каслание (перекочёвывание) – это образ жизни оленеводов Крайнего Севера. Ежегодно длинные аргиши (обозы) из оленьих упряжек проходят сотни километров. Двигаясь из Яр-Сале, ненцы в первые месяцы зимы начинают перемещаться от пастбища к пастбищу, перегоняя многотысячные стада оленей на юг, пересекают замерзшую Обскую губу и в середине зимы подходят к г. Надым. В марте они отправляются в обратный путь. Так происходит из года в год, из века в век…

Несмотря на жестокие морозы, метель и пургу, эти люди постоянно в пути. Суровыми условиями жизни продиктован быт ненцев, конструкция жилища, средств передвижения, одежда и многое другое.

Маршруты, по которым кочуют оленеводы, сложились ещё в XVIII—XIX веках. Они учитывали наличие пастбищ, их величину, удобные места для стоянок и отела. Чем больше стадо, тем быстрее надо двигаться, поскольку корма оленям в одном месте хватает ненадолго. У ямальских ненцев маршруты, пожалуй, самые протяжённые — от 500 до 1000 км. Особенно долгие стоянки приходится делать во время отёла оленей.

В день каслания рано утром ненцы начинают собирать вещи и укладывать их в нарты. Разборкой и установкой чума занимаются в основном женщины. Сначала собираются и сворачиваются оленьи шкуры – нюки, потом разбираются шесты – основа чумов. После того, как все вещи и чумы собраны и уложены в нарты, ненцы устанавливают загон для оленей. Он представляет букву «П» из составленных в ряды многочисленных нарт. Между нартами натягивают сеть. Оленей направляют с разных сторон в установленный загон. Уже с 14 лет мальчишки наравне со взрослыми и выполняют тяжёлый труд по управлению стадом и занимаются отловом оленей. Когда стадо собрано, выбирают оленей для нарт. Женщины запрягают оленей в женские нарты, которые отличаются от мужских наличием бортов. Мужчины запрягают мужские нарты.  Аргиш начинает свой путь на новое место.

Нарты кочевого каравана выстраиваются в определённом порядке. Первая упряжка идёт тяжело, олени утопают в сугробах. Поэтому первыми едут мужчины, прокладывая колею. Сначала движется нарта хозяина, затем нарта для священных предметов, женская нарта, несколько грузовых нарт с одеждой и прочим имуществом. На последних нартах везут жерди для чума и доски для покрытия пола. Длинной вереницей Аргиш уходит за горизонт на новое место…

Конечно, кочевники сегодня живут иначе, чем их предки. В наши дни можно даже встретить оленевода на снегоходе с японским двигателем, а в чумах можно найти автономные генераторы, радиотехнику, мобильную и даже спутниковую связь. Одно остается неизменным – оленье стадо. Для ненцев олень – священное животное. Это и еда, и одежда, и транспорт, и жильё. А сами ненцы называют себя «детьми оленя».

Слово «аргиш» есть во многих языках северных народов. Его буквальное значение – караван из нескольких оленей, вьючных летом и  запряжённых в нарты зимой. Но философское значение этого слова ближе к понятию «путь», причём  в самом широком смысле. Это длительное кочевье, многокилометровые переходы по бесконечной тундре. Это традиции, быт и культура людей, для которых жизнь – это вечная дорога. Вчера, сегодня, завтра…

Источник http://www.rgo.ru

Добавить комментарий