«В Якутии живут свободные люди»

«В Якутии живут свободные люди», — считает профессор Университета Аляска Фербэнкс, член Международной ассоциации мерзлотоведения Кейнджи Йошикава. Почему известный ученый любит приезжать в Якутию? Как оценивает уровень Северо-Восточного федерального университета человек, который сотрудничает с самыми известными университетами мира? Что его заставило обзавестись собственным фермерским хозяйством на Аляске? Об этом и многом другом наше сегодняшнее интервью.

Федор ГРИГОРЬЕВ76f076238d84d5ec60c6d68ad1336129_XL

— Кейнджи, вы уже не первый раз в Якутии. Чем вас привлекает наш северный край?
— Я уже 20 лет сотрудничаю с вашими учеными, и у меня здесь много друзей-единомышленников, с которыми чувствую себя очень комфортно. Мне приходилось бывать во многих северных районах республики. Каждый раз не перестаю удивляться гостеприимности местных жителей.
Вообще за многие годы работы в Якутии убедился, что у вас большая степень свободы. Здесь очень свободные люди, которые живут в гармонии с природой.
Говоря о свободе, я имею в виду не только душевное состояние проживающих на этой огромной территории людей, но и, скажем так, отношение к тем или иным принятым в обществе правилам. Скажем, я запросто могу сесть за руль автомобиля и поехать по зимнику на Колыму. Никто тебя не остановит и не будет попрекать.
Открытая наука
— Расскажите в двух словах о вашей научной деятельности. Какие направления вас больше интересуют?
— У меня множество научных проектов. Здесь, в Якутии, моя задача заключается в сборе и анализе данных, связанных с климатологией, состоянием вечной мерзлоты, и т.д. Обо всем этом я должен рассказать мировому научному сообществу. Может, сегодня эта работа не столь значима и актуальна, но спустя 50 или 100 лет она будет востребована и интересна.
— Вы говорите, что результаты ваших исследований будут полезны через много лет, но стремительно меняющийся климат говорит о том, что все это актуально уже сегодня. В частности процессы, связанные с таянием вечной мерзлоты.
— Совершенно верно. Природа меняется очень быстро, и все это требует все более глубокого анализа. Дело в том, что мы собираем не только климатические данные, но и то, как и чем живут люди сегодня. Как они приспосабливаются к окружающей среде обитания.
Здесь мне неоценимую помощь оказывает кафедра североведения Северо-Восточного федерального университета под руководством Михаила Присяжного. Именно эта кафедра в этом году впервые организовала полевую школу Университета Арктики, которой я руковожу.
— Собирая эти данные, вы встречаете какие-либо препятствия? Ведь не секрет, что отношения между нашими странами переживают непростые времена?
— Нет, совсем нет. Наоборот, люди крайне доброжелательны и хорошо идут на контакт. У меня есть большой опыт работы с коренными народами США — эскимосами, индейцами — и мне интересно сравнивать их быт.
Мы не встречаем никаких препятствий и в обмене научными данными. Повторюсь, я уже 20 лет сотрудничаю с вашими учеными, и за все это время у нас никогда не было недопонимания. Все абсолютно открыто и построено на доверительных отношениях. Ведь все мы прекрасно понимаем, насколько важны наши совместные исследования для будущих поколений.
Кладезь научной информации
— Кейнджи, вы много ездите по всему миру. Сотрудничаете со многими известными университетами. Как вы оцениваете уровень наших студентов, лабораторий, кампуса наконец?
— Достаточно высоко. Студенты везде одинаковые, любознательные и продвинутые. Единственное, чего не хватает вашим студентам, так это того, что они не очень хорошо владеют английским языком. Но это устранимая проблема.
Впрочем, у меня нет никакого языкового барьера. Большинство моих друзей либо вообще не владеют английским, либо владеют, но достаточно слабо. Тем не менее мы прекрасно понимаем друг друга во время экспедиций.
Что касается научного уровня, то в университете созданы все условия для глубоких научных исследований. В том числе бытовые. Все слушатели полевой школы Университета Арктики живут в студенческом кампусе и чувствуют себя абсолютно комфортно.
Вообще в Якутии просто поразительно высокий уровень научной подготовки. Здесь проводится большая систематическая работа и сконцентрировано огромное число самых высокопрофессиональных исследователей. Ведь исторически сложилось так, что ваша республика является абсолютным лидером по части изучения процессов, происходящих в вечной мерзлоте. Это настоящий информационный кладезь!
Вот почему сюда с удовольствием едут ученые и студенты со всего мира. Все мы прекрасно понимаем, что Якутия объективно является мерзлотоведческим центром всего мира.
Другое дело, что в Якутии, как и в России в целом, нет достаточного опыта для того, чтобы красиво показать ваши достижения. Вот в той же Европе всего этого мало, зато они умеют это презентовать.
На оленях лучше
— Расскажите немного о себе. Как всякий японец вы наверняка любите рыбу. Пробовали строганину?
— Конечно, это прекрасное блюдо. Мой друг, известный бизнесмен Егор Макаров научил меня строгать вашу прекрасную но вкусную рыбу. Кстати, мой портрет висит в его ресторане на самом видном месте (смеется).
— На Аляске вы только работаете? Где ваша семья?
— Я там живу и работаю. Обзавелся семьей. Жена — американка китайского происхождения. У нас растут сын, которому 18 лет, и дочь, она на два года младше.
— Чем занимаетесь в свободное от работы время?
— У меня много увлечений, и все они связаны с природой. Вот завел недавно фермерское хозяйство.
— Ничего себе, и что вас заставило податься в фермеры?
— Стремление к свободному передвижению. Содержим пока девять оленей, но не для потребления, а для езды по аляскинской тундре.
Кстати, одна из причин моих приездов в Якутию — это что я учусь, как обращаться с оленями у местных эвенков. С Егором (Макаровым) мы часто ездим в оленеводческие стада.
— У вас наверняка есть автомобиль. Почему в наш век технологий вы снова обратились к такому экзотическому виду транспорта?
— Потому что на оленях действительно лучше и удобнее передвигаться по безлюдным местам, где нет дорог, а только направления.
Вообще транспорт на Севере — это особая тема, но я не большой приверженец техники. Люблю пешие походы. Даже удалось пересечь на лыжах Антарктиду. А еще на небольшой лодке с мотором в 1994 году претворил детскую мечту в жизнь и совершил морской переход из Японии через Сахалин до Аляски.
— Так вы настоящий экстремал!
— Можно и так сказать. В таких путешествиях, где остаешься один на один с природой, все по-настоящему, и это мне по душе. Если даже под тобой снегоход. Мне ведь доводилось пересекать на них всю Канаду.
— Действительно, вашим увлечениям подвластны все границы и даже материки. Спасибо за беседу.

Источник http://www.gazetayakutia.ru/index.php/component/k2/item/22319-v-yakutii-zhivut-svobodnye-lyudi

Добавить комментарий