Тольяттицы узнали, почему на Чукотке не выживают микробы и как чукчи выбирают себе имена

ScreenshotВ Тольяттинском краеведческом музее побывал режиссер, фотограф и этнограф с Чукотки Владимир Пуя, который рассказал о жизни оленеводов много удивительного.

Для начала гости вечера посмотрели документальный фильм Владимира Пуя об оленеводах. С точки зрения обычного горожанина, живут они, почти как в доисторические времена: стоят жилища из палок, досок, перематывают их веревками, чтобы не расползлись, согреваются кострами и мехами, готовят на огне. Конечно, до многих племен дошли технические новшества, и в быту чукотских оленеводов потихоньку появляются небольшие газовые плитки или сотовые телефоны, но по большей части жизнь их остается довольно аскетичной.

Из-за невысокой плодородности почвы племенам постоянно приходится менять место жительства. Во-первых, то немногое, что растет на чукотской земле, животные быстро съедают, и это снижает плодородность и без того не особенно плодородной почвы. Мобильное жилище, которое оленеводы собирают и разбирают, как палатку, называется яранга. Несмотря на то, что выглядит она ненадежно, с точки зрения современного строителя яранга довольно прочная и позволяет спокойно переждать пургу, если таковая случается. Внутри есть комната, полностью устланная мехами по всем поверхностям, толщина меховых стен — около 4 см, это позволяет сохранять тепло в «доме», а нагреть воздух в комнате можно даже керосиновой лампой. Температура поднимается до 25 градусов, в то время как на улице -30.

На вопрос о том, как живут на Чукотке, не делая прививок, как переносят инфекции, Владимир Пуя ответил, что при морозе большинство болезнетворных микробов не выживает, а меховая одежда, оказывается, является антибактериальной.

Говоря на тему гигиены, Пуя рассказал, что чукчи строят небольшие шалаши, где кипятят воду. А еще на Чукотке с незапамятных времен для маленьких детей использовали своеобразный прообраз памперсов, только из подручных материалов, поэтому чукчи иногда шутят, что идею создания памперсов украли у них.

Религии чукчи придерживаются в основном языческой, но есть у них и православные храмы для христиан, которые в них ходят. Многие язычники верят в реинкарнацию, по этой причине иногда после смерти человека убивают и некоторых собак, веря, что наделяют умершего животными, в упряжке с которыми он сможет приехать обратно. К детям относятся очень бережно, предполагая, что ребенок может быть переродившимся родственником.

Имена многих жителей Чукотки не совпадают с теми, которые написаны в паспортах. Всеобщая паспортизация в 50-х годов 20 века предполагала обыкновенные имена и отчества, в то время как у жителей Чукотки были более сложновыговариваемые имена, могло не быть фамилии, или наоборот, а отчеств вообще не было. Например, фамилия Владимира Пуя передалась ему от отца, которого прозвали этим словом, когда он маленьким сильно измазался в саже (в переводе слово означает «сажа»). Во времена паспортизации чукчи сами выбирали себе имена и отчества, брали себе имена известных личностей, например, многие предпочитали быть Владимирами Ильичами в честь вождя мирового пролетариата Ленина. А если глава администрации становился Петром или Петровичем, то и большинство тоже становилось Петрами или Петровичами.

Среди главных проблем Чукотки, по словам Пуя, – медленный прирост населения и алкоголизм. Если в печени обычного русского человека есть ферменты, которые перерабатывают алкоголь, то у жителей Чукотки не выработалась природная способность незаметно переносить спиртное. Оно подолгу не выводится из организма, отравляя его.

А что касается жизни оленеводов, то хоть условия жизни там тяжелые и опасные, истинные оленеводы об этом не задумываются, у них есть дело жизни, которое они прилежно выполняют и чувствуют, что живут не просто так.

Источник http://citytraffic.ru/news/full/10274

Добавить комментарий