Север. Дежавю. Как живётся коренным народам Красноярского края?

cd10933f9caae11b781c0cc1141aaab7Средняя зарплата оленеводов — 6 тысяч рублей, стоимость квадратного метра жилья — 70 тысяч рублей

Им обещали особый статус, льготы и сохранение нацио­нального уклада жизни во время объединения края. получили северяне варварское выкачивание ресурсов со своей земли, проблемы с рыбалкой и оленеводством, документами и низкие зарплаты.

Люди не чайки

Северяне вынуждены летать за паспортом в Дудинку, за разрешением на оружие — в Красноярск, тратя на каж­дую поездку от 7 до 20 тысяч рублей. Стоимость квадратного метра жилья доходит до 70 тысяч руб. Чтобы построить двухквартирный дом, нужно потратить 7 млн рублей. Практически 90% жилья — ветхое и аварийное, а треть жителей Севера вообще не имеет крыши над головой — они ютятся вместе с детьми на рыбопромысловых точках или кочуют по тундре. Реальная безработица достигает 60%. А средняя зарплата составляет, по официальным данным, 6 тыс. рублей — в два раза меньше прожиточного минимума.

Это далеко не весь перечень проблем, которые привёл в своём ежегодном докладе, выступая перед депутатами Заксобрания, Сергей Пальчин, уполномоченный по делам малочисленных народов Севера Красноярского края. Омбудсмен признался, что в 2014 году к нему поступило обращений в два раза меньше, чем в 2013-м. Это прежде всего говорит о том, что люди разочаровались во власти. Ведь одни и те же проб­лемы не решаются годами.

Кстати
По данным Красноярск­стата, на 1 января 2015 года в Таймырском Долгано-Ненецком АО проживало 33 381 человек, Эвенкийском — 15 425. Численность Туруханского района составила 16 853 человека, Северо-Енисейского — 11 981, а Норильска — 176 971.
Странной оказалась реакция депутатов. Они заявили, что доклад напоминает дежавю: дескать, пятый год подряд они слышат одно и то же. Но тогда надо было спросить и себя: а что сделали парламентарии, чтобы ситуация на Севере изменилась? Где законопроекты, улучшающие жизнь малочисленных народов? Много вопросов по той же рыбалке.

— Рыба — это хлеб жителей рек и озёр, каждый — от мала до велика — рыбак, — говорит Пальчин. — Но до сих пор нет ясной рыболовной и рыборазводной политики, нет рыбной отрасли как таковой. Вместо того чтобы создать хорошие условия и стимулы для освоения рыбных ресурсов местными жителями, их ограничили так называемыми «объёмами для удовлетворения личных нужд». Блюстители закона понимают это буквально: выловить рыбы местный житель может столько, сколько может съесть, не отходя от рыболовной сети. Как чайка! При этом он должен оформить разрешение на вылов и договор. Абсурдно выглядят «нарезанные» рыбопромысловые участки.
Пустые обещания?

В очередной раз представители власти заявили, что возьмут дело северян под особый контроль. Во всяком случае, заверили, что в этом году будет разработан закон о развитии Таймыра и Эвенкии, в котором пересмотрят функционирование органов государственной власти, режимы землепользования и пользования биологическими природными ресурсами, а также бюджетное финансирование социальной и жилищно-коммунальной инфраструктуры. Также до 1 июня 2015 года составят план мероприятий по реализации прав коренных малочисленных народов на территории края с учётом проблем, указанных в докладе уполномоченного.

Впрочем, эта тема поднимается уже не впервые, и не первый раз говорят об особом статусе этих территорий. Проверим, насколько эти слова в очередной раз не станут пеплом.

Мнение эксперта
Всеволод Севастьянов, заместитель председателя ЗС Красноярского края:
В первую очередь нужно определиться с программой развития Севера в принципе. Мы до сих пор не видим, как будет выглядеть Север и живущие там люди через 10-15 лет. Пока мы лишь решаем частные вопросы, а не проблему в принципе. При этом стоит отметить, что это должно быть сугубо государственным делом. Рыночные отношения никогда не смогут поднять Север.

Источник http://www.krsk.aif.ru/society/1492263

Добавить комментарий