Самая северная песнь

9 августа отмечают День коренных народов мира. И вроде бы все на свете народы могут чувствовать себя непосредственными «виновниками» такого праздника. Но всё же провозглашён этот день особым прежде всего для того, чтобы напомнить об уникальности редких культур и традиций, которые без должного внимания и заботы человечество может бесследно потерять.

Каждый нганасанин, как только почувствует себя взрослым человеком, заводит особую песнь. В прямом смысле этого слова: придумывает свою личную песню – нгонана балы. Не нужны ни паспорт, ни аккаунт в соцсетях, ни визитные карточки. В песне будет всё, что мир должен знать о нём. Напев неизменен на протяжении всей жизни владельца и согласуется с мелодическими традициями его семьи. А вот текст отражает события и перипетии жизни конкретного человека. Значит, с течением времени или по какому-то важному случаю должен меняться и соответствовать моменту.

– Песня меняется не только с годами, но и от настроения. Сегодня я весёлый и пою о хороших событиях. Но завтра взгрустнётся, и я вспомню о смерти моих родственников, – большой знаток нганасанской песни, музыковед, доктор искусствоведения, профессор Арктического государственного института искусств и культуры Оксана Добжанская на Таймыре впервые оказалась ещё студенткой, а затем музыкальную культуру нганасан выбрала главным предметом своей научной жизни. – Кстати, поют эти песни не только для слушателей. Могут напевать, к примеру, когда заняты хозяйственными делами – чинят сеть или шьют одежду. Это ручная работа и долгий процесс. Вот женщина и успевает рассказать обо всех своих детях, о том, как она их любит. Как готовит кому-то из них обновку, как старается и как ложатся стежки в орнаменты.

Большинству современных людей сложно понять, что какие-то эстетические феномены могут играть роль чёткого маркера личности. В случае с нганасанами – как орнаменты на одежде показывают социальный статус: мужчина это или женщина, имеет семью или одинок, есть ли дети и сколько, – всё это видно по узорам, нет смысла дополнительно расспрашивать. Так и песня, которую исполняют в случае знакомства или после долгой разлуки. Вместо затяжных застолий с задушевными разговорами нганасаны могут сидеть рядом и петь об обстоятельствах своей жизни, обмениваясь таким образом вестями.

Художник, мастер резьбы по кости Таймырского Дома народного творчества Алексей Чунанчар тоже поёт. Рассказывает, что за четыре года учёбы в Норильском колледже искусств родной нганасанский стал было забывать. А как вернулся в Дудинку мастером-косторезом, в общении с бабушками да сородичами и язык вспомнил, и певческое вдохновение обрёл.

– Показываю со сцены подражание шаману и другое традиционное наше пение, – улыбнулся косторез и запел: – Видите ли вы, что вижу я? Я вижу сквозь горы, сквозь гладь двух озёр. На воде играют куропатки, на берегу резвятся зайцы. Там мой цветочек ждёт.

Если вдруг непонятно – песня эта о любимой девушке. Так бережно относятся нга­насаны к объекту своих чувств, что и поют о зазнобе тактичными иносказаниями!

Справка

Один из самых северных народов нашей страны, живущий в таймырской тундре, – нганасаны –по данным последней Всероссийской переписи населения насчитывает 862 человека. Нганасанами этнос стали называть лишь в 30-е годы прошлого века, до этого народ именовали самоедами.

Источник http://argumenti.ru/society/n499/410352

Добавить комментарий