Пять невест

В Таймырском доме народного творчества в ожидании весны устроили особый праздник — показали, как в старину готовили к свадьбе невест у коренных народов нашей тундры.
5-1
Наряд долганской суженой (в центре)

Первую встречу в «Творческой лаборатории таймырского обряда» так и назвали — «Сборы невесты». Организаторы, опросив старейшин, специалистов по культуре и изучив исторические материалы, постарались приблизиться к тому, как это когда–то делали в тундре. Зоя Николаевна Болина, знаток языка и фольклора энцев, одного из самых малочисленных народов Крайнего Севера, поведала у импровизированного чума, что главное решение в выборе невесты всегда было за матерью жениха. Считалось счастьем породниться с девушкой не только трудолюбивой, умеющей управляться по дому, но и с добрым нравом и отзывчивой родней. Такие качества особо ценятся в тундре. Девушка из сварливого рода могла надолго засидеться в невестах. А жениху желательно было иметь оленей, да побольше, иначе как содержать семью… Олешки с особым родовым клеймом служили и выкупом–калымом. А если приданое — шесты для чума, покрытия–нюки, одежда, домашняя утварь — были не готовы, то свадьбу могли и отложить на год.

5-2
Так собирают невесту эвенки

У ненцев, как рассказала специалист ТДНТ Анна Яроцкая, сватать девушек приходил пожилой, уважаемый родственник, который спрашивал у отца: «Дочку я твою застал или нет?». Мол, не просватана ли? Если отец не хотел отдавать дочь, то мог спокойно погасить очаг и лечь спать, тут и слов не надо… А если уж били по рукам, то за невесту просили от 10 до 200 голов оленей, и песцов не меньше. Свадьбу праздновали осенью, три дня гуляли. Невесте заплетали две косы, в знак того, что она уже не одна… Украшали волосы искусными накосниками, до рождения первого ребенка молодая женщина не должна была снимать платок.

По законам свадебного обряда у нганасан, древнейших жителей тундры, в Большой день — когда солнце вставало — парни и мужчины соревновались за невест. Мог и крепкий 70–летний мужчина попробовать свои силы в перетягивании палки или в национальной борьбе. Если девушке понравился избранник, она позволяла поставить себе на колени ногу молодца или начинала заплетать ему косу — верный знак, что не отвергнет. Современные нганасанки под руководством Светланы Сыгаковны Аксеновой, которая в детстве успела застать в тундре свадьбы «по–старинке», и исполнительницы этнических песен Светланы Мойбовны Кудряковой (Костеркиной) особенно расстарались. Показали и меховое комбинэ с металлическими пластинами–оберегами, которые передавались по наследству, а в нагрудное украшение спрятали уголек от родного очага. Да, считалось вовсе некрасивым женщине показывать обтянутые бедра, их обязательно прикрывали верхней одеждой, к которой полагались кресало, курительная трубка, женский кисет, игольница. У невесты в приданом были даже меха для раздувания огня. И обязательно — камушек для смешивания краски и ножичек для вырезания орнаментов для украшения одежды. Все металлические подвески на комбинэ (цепи с кресалом и прочисткой, бодямо, игольник и прочее) при движении издавали характерные звуки. Интересно, что второй раз свадебный наряд можно было надеть, только когда человека провожали в мир иной.

5-3
Подготовка к свадьбе по-нганасански

Эвенки вспоминали свой обряд сватовства, который не обходился без мехового коврика — кумалана, на котором имелись мужская и женская половинки. Невесту наряжали в передник с бахромой и металлическими подвесками — для отпугивания злых духов. Любили предки золотые и серебряные браслеты, серьги, которые делали свои кузнецы. Родовые украшения служили оберегами, их нельзя было отдать другому или переплавить. В косы обязательно вплетали красные ленты. А добрая наставница во время одевания невесты произносила пожелания: «Обнимай мужа, воспитывай детей для добра, и пусть любовь твоя будет подобна огню!».

У долган на ноги невесте надевали праздничные бисерные бокари из белого камуса с длинными волчьими наколенниками. Наряжали девушку в теплую песцовую шубу с воротником рыжей лисы, а поверх нее в женскую бисерную парку из неблюя — шкурки телят оленя. Парку опоясывали серебряным поясом. Голову невесты украшали шерстяной цветастой шалью с кистями, поверх нее — зимней расшитой бисером шапкой с подкладом из песцовой шкуры и опушкой из меха росомахи. Одежду суженой обязательно очищали дымом. У искусно наряженной невесты обязательно имелся серебряный крестик, ведь долганы приняли христианство. А в приданом — православная икона. Когда невесту отправляли к жениху, то расшитую бисером шапку надевали задом наперед, чтобы не оглядывалась на прошлую жизнь, иначе союз будет непрочный.

По итогам первой «Творческой лаборатории таймырского обряда» будет издан буклет с иллюстрациями в качестве методического пособия. Следующие встречи в главном чуме Таймыра посвятят обрядам очищения, рождения ребенка, подготовки к охоте… Творческие реконструкции в лаборатории продолжат снимать и на видео, чтобы этими материалами могли воспользоваться культработники в тундровых поселках.

Ирина ДАНИЛЕНКО

Фото автора и Анны ВАРАКСИНОЙ

Источник http://gazetazp.ru

Добавить комментарий