И увёз её он в тундру… История любви за Полярным кругом

Ивана и Алину разделяли тысячи километров, но они познакомились, даже не зная, увидятся ли ещё.

73241855d55302353e0744f5d48bd27d

«Случайно наткнулся на её страничку в соцсети, полистал фотографии, попросил добавить в друзья. Очень уж мне девушка понравилась…»

В этой любовной истории не было бы ничего удивительного (сегодня тысячи молодых людей знакомятся в социальных сетях), если бы не одно обстоятельство: Иван Тайборей в момент знакомства кочевал по Большеземельской тундре в Ненецком округе, а Алина Сигуней находилась в Таймырском Долгано-Ненецком районе Красноярского края. Между ними были тысячи кило­метров северной тундры с редкими населёнными пунк­тами, стойбищами кочевников да буровыми вышками. «У нас нет автомобильных и железных дорог, нет эфирного телевидения, зато появился Интернет. Даже во время кочёвок в удалённых уголках можно посмотреть фильмы и сериалы, пообщаться в соцсетях», — рассказывает Иван.

Их виртуальный роман длился две тёмные полярные зимы с редкими переливами северных сияний и два холодных лета с такими светлыми белыми ночами, которые бывают только здесь, на краю земли. Ваня не писал Алине стихов и не по­свящал любовных поэм — в этом он не силён. Скорее это были письма о кочевом быте и текущих делах: посмотрел фильм, родились оленята, кочёвка закончилась, добрались до Каратайки (посёлок на правом берегу р. Янгарей. — Ред.)… Алина в ответ делилась своими новостями: как осваивает тонкости приготовления щей и борщей в кулинарном колледже в Дудинке, а во время каникул проводит время в тундре вместе с кочующими родителями.
Случайная встреча в глобальной сети соединила двух людей, которые оказались так далеки географически и так близки духовно: они оба любили вольную кочевую жизнь и не представляли своей жизни без тундры… Вот только казалось, что такая любимая, но такая необъятная северная тундра никогда не позволит им встретиться в реальной жизни.

На встречу на оленях

29-летний Иван — старший из 13 детей семьи Тайборей ненецкой общины Ямб То (в переводе — «длинное озеро»). А значит, на нём держится большая часть работы: выпас оленей, рыбалка, охота, закупка продуктов. Парень, в отличие от своих сестёр и братьев (младшему всего 7 лет), даже 9 классов школы так и не закончил — надо было помогать родителям.

«Сейчас в нашей общине 15 семей, у каждой свой маршрут, своя дорога, — рассказывает Иван. — Летом мы кочуем на север, к морю, зимой уходим на 200-300 км на юг Большеземельской тундры. Иногда больше месяца можем не выходить к населённым пунктам».

4d00d6da7b8b128bb29af00c6f0fdce8

Ненцы за год кочевой жизни преодолевают больше 500 км тундры. Фото: Из личного архива/ Антон Тайбарей

Даже если бы Иван добирался на оленях или снегоходе, затем на вертолёте или самолёте из Нарьян-Мара до Дудинки, где в тот момент училась 22-летняя Алина, всё равно бы не долетел — таких рейсов просто не существует. Оказалось, что самый близкий для них обоих город — это Москва. И они полетели навстречу друг к другу. 29 апреля этого года влюблённые наконец увиделись в реальной жизни в столичном аэропорту…

«Мы не могли оторваться друг от друга, всё время держались за руки. Вокруг было очень много людей, они толкались, но нам было всё равно», — вспоминает Алина. Вместе они провели всего один день и… решили больше не расставаться. Иван увёз Алину в свою тундру. «А чего было ждать? Мы и так два года ждали, — говорит он. — Моя Алина не такая, как остальные девушки. Она скромная, честная, искренняя, говорит, что думает. И очень красивая. Я не захотел её отпускать».

Полвека вдали от людей

Алина легко вписалась в кочевой быт семейства Тайборей и наряду с мамой и сёстрами Вани стала одной из чум­работниц — так ненцы называют хозяйку чума, которая занимается уборкой и готовкой в то время, когда остальные выполняют другие работы. Родители девушки тоже спокойны — дочка счастлива, к тому же попала в общину с очень хорошей репутацией. В Ямб То молодёжь не пьёт, не курит и не бежит из тундры в города, что является сегодня большой редкостью. Причина этого, как считают кочевники, в том, что больше полувека община жила в полной изоляции от остального мира.

7db4973ba019fb5786cabf18e75fc2a6

Ненецкий чум. Фото: Из личного архива/ Антон Тайбарей

В 30-е гг. прошлого столетия несколько ненецких семей, спасаясь от коллективизации, сбежали со своими стадами оленей в тундру и… скрывались там вплоть до 90-х гг. Обходили стороной посёлки, быстро сворачивали чумы и снимались с места, когда видели геологов или нефтяников. За медицинской помощью не обращались, детей в школу не отдавали, советских паспортов не имели. Жили тем, что давали олени, тундра, реки, болота. Иногда меняли в посёлках оленину на продукты и топливо, но, когда их спрашивали, кто такие и откуда, наводили туману. В Коми говорили, что с Ямала, на Ямале — что из ненецкой тундры… Среди местного населения, геологов и нефтяников давно ходили слухи о каком-то тайном кочевом племени, но повстречаться с ним никто не мог. Пока Ямб То сами не явили себя миру. Причиной стала трагедия — в общине вспыхнула эпидемия брюшного тифа.

Кочевники Ямб То вылечились, получили российские паспорта, отдали детей в школу… Ассимиляция проходила непросто, тем не менее общине удалось сохранить главное — навыки кочевой жизни. Выпивка и курение здесь по-прежнему считаются большим пороком, а труд — великой добродетелью. В Ямб То работают все: от ребятишек, едва научившихся ходить, до седых стариков. «Я не могу жить без тундры, — признаётся Иван Тайборей, представитель молодого поколения общины. — Когда приезжаю в город по делам, сразу начинаю скучать. Тундра — мой дом, моя семья, здесь всё ясно и понятно. Будешь работать — выживешь, начнёшь пить и бездельничать — умрёшь от голода».

В августе этого года Иван и Алина приехали в Нарьян-Мар, чтобы официально зарегистрировать отношения. Но, говорят, настоящая свадьба ещё впереди. Она должна пройти с соблюдением ненецких традиций, когда собирается вместе вся община, невеста и жених надевают красивые праздничные наряды-малицы, гостей угощают вкусной строганиной и устраивают захватывающие гонки на оленьих упряжках. На свадьбу должны приехать родственники Алины, поэтому торжество состоится не раньше следующего лета.

А сейчас у семьи много других хлопот. Надо готовиться к зимней кочёвке: закупать продукты, топливо, готовить оленей, чинить технику. А ещё молодожёны недавно узнали, что ждут первенца… «Многие н­енецкие женщины рожают прямо в чумах посреди тундры, но я не хочу рисковать здоровьем любимой, — говорит Иван. — Перед родами повезу Алину в столицу округа Нарьян-Мар, чтобы м­алыш появился на свет под присмотром врачей».

Источник http://www.aif.ru/society/people/i_uvyoz_eyo_on_v_tundru_istoriya_lyubvi_za_polyarnym_krugom

Добавить комментарий