Большие проблемы малого народа

5a2fcafa59283937cd876a9e5511ea4c_LБезработица, пьянство среди молодежи, отсутствие транспортной схемы, медленное и бесповоротное угасание родного языка, традиций и обычаев. Вот неполный перечень проблем сибирских татар, живущих на юге Тюменской области в селах и маленьких деревнях.

Об этом говорили на международном фестивале историко-культурного наследия «Искер-джиен» в Тобольске. Впервые в нем приняли участие татары из Ямало-Ненецкого автономного округа. Они рассказали о жизни сибирских татар в Салехарде и грантовой поддержке национально-культурных автономий. Оказалось, проблемы у всех одни и те же: исчезновение родного языка, традиций, нежелание родителей обучать детей родной речи и так далее.
Выход из сложившейся ситуации лидеры общественных объединений и национально-культурных автономий видят в признании сибирских татар коренным малочисленным народом Сибири, создании автономии с прикреплением за ней территорий исконного проживания и изучении родного языка в школах компактного проживания этноса. По данным последней переписи населения, в 2010 году сибирскими татарами себя признали более шести тысяч человек, на переписи 2002 года их было девять тысяч семьсот.
«Мы, сибирские татары, народ без земли и языка. Мы испокон веков живем здесь, на этой территории, но никаких законных прав на земли не имеем. Если бы у нас был статус коренного малочисленного народа, то мы имели бы социальные льготы. Сегодня складывается такая ситуация, что у нас нет своей территории, нет языка, потому что в школах более семидесяти лет изучают литературный казанский татарский язык, который в корне отличается от нашего. Как переломить ситуацию с исчезновением языка? Как выжить маленькому народу в условиях глобализации?», — найти ответы на эти вопросы предложила в начале форума Луиза Шамсутдинова, организатор фестиваля, председатель региональной татарской общественной организации «Наследие» по Тюменской области.
Делегаты из труднодоступных деревень Вагайского и Тобольского районов добирались на фестиваль пешком, потому что продолжительные дожди размыли дороги. Отсутствие транспортной схемы — об этом говорили все выступающие, даже ученые-лингвисты с грустью отмечали, что очень трудно добираться до отдаленных и труднодоступных сел, где компактно живут татары. Именно отсутствие дорог вынуждает жителей таких татарских деревень покидать насиженные места.
Сами жители труднодоступных деревень живут с несбыточной мечтой о вертолетах и самолетах. Раньше там были аэродромы и курсировали маленькие самолеты, но после перестройки все рухнуло. Сегодня власти даже слышать не хотят о том, чтобы развить малую авиацию в селе, – невыгодно, нерентабельно, дорого. Правительство Ямала изыскало средства на субсидирование авиаперевозок между малыми населенными пунктами. Сегодня миллионы рублей тратятся на то, чтобы селяне могли добираться до райцентров и городов, и люди реально ощущают заботу власти.

Молодежь хочет добывать нефть и газ
Председатель общества сибирско-татарских писателей Анас Гаитов считает, что скоро татарские деревни вымрут, а вместе с ними и сам народ сгинет с лица земли. Одной из предпосылок к такому печальному исходу является безработица. В национальных татарских селах очень много безработной молодежи.
«Почему бы не наладить сотрудничество с нефтегазовыми предприятиями, которых много на территории нашей области? Почему там берут на работу из других регионов и даже союзных республик, при этом игнорируя нашу молодежь, которая имеет дипломы на руках? Почему нашей власти нет дела до безработных Тюменской области. Речь идет не только о татарах, но и представителях других национальностей, живущих в нашем регионе. У нас на селе молодежь сидит без работы! Уважаемые депутаты и представители власти, повернитесь лицом к тем, кто в вас нуждается!», — призвала Луиза Шамсутдинова.
Солидарен с ней и общественный деятель Анас Гаитов: «Мы, жители автономных округов и юга области, живем в одном регионе — Тюменской области. Нужно наладить сотрудничество с нефтегазовыми предприятиями, чтобы брали нашу молодежь на работу. Она ничуть не хуже будет работать, чем вахтовики из других регионов и республик. Решить этот вопрос могут только власти, а они не хотят. Я не понаслышке знаю, что даже на Ямале, на своей земле, коренные жители тоже не могут устроиться на добывающие предприятия. Где справедливость, господа депутаты? А молодежь наша сегодня не хочет пасти оленей, лошадей, доить коров и убирать навоз, она хочет добывать нефть и газ. Для нее это престижно».
А пока отсутствие работы у родителей стало причиной того, что выпускники школ не могут продолжить образование, а значит остаются «без куска хлеба». Именно это подталкивает молодые семьи к отъезду из села в поисках лучшей доли для своих детей. Однажды покинув родную деревню, никто из них потом назад не возвращается. Они просто растворяются в мегаполисах как песчинки в пустыне…

Нет родного языка, нет самого народа
Самой обсуждаемой и спорной темой конференции стал вопрос сохранения языка сибирских татар. По мнению ученых, процесс ассимиляции идет слишком быстрыми темпами и грозит сибирским татарам потерей родного сибирско-татарского языка. Участники конференции «Историческая судьба Искера» предлагали разные пути выхода из ситуации, но в одном все были едины, что без помощи государства язык сохранить невозможно.
В национальных деревнях уже привычным становится тот факт, что дети примерно с трех лет говорят на русском языке. И первое слово «эни, инэ, ана» у них не на родном языке, а «мама»… Это касается не только татарских сел, но и национальных поселков Ямала и Югры. Родители уверены, что так будет лучше для малыша, потому что с первого класса все предметы преподают на русском языке. Занятия на родном языке если и есть в национальных школах, то всего один-два часа в неделю.
Что касается сибирского татарского языка, то дети, переступив порог школы, изучают сразу два иностранных языка: литературный татарский и русский. Фактически шестилетние малыши переучиваются говорить, писать, думать на другом языке. Родители не против литературного языка, и отчетливо понимают, что этот язык объединяет всех представителей этого народа и его надо знать, чтобы найти общий язык с татарами из всех уголков мира. Но они также отчетливо представляют, что теряют свою идентичность. Общественные деятели сибирских татар считают, что их язык тоже имеет право на существование и в этом им может помочь государство.
«Сегодня и сейчас нужны нормативно-правовые документы, позволяющие изучать наш сибирский татарский язык в школах! Только так можно попытаться сохранить исчезающий язык. Многие скажут, что это нагрузка для ребенка. Но можно найти компромисс. Один урок пусть будет на сибирском татарском языке, а следующий — на литературном. Наши дети должны идентифицировать себя как сибирских татар с первого класса. У них не должно быть такого ощущения, как будто они неправильно разговаривают. Сегодня это так. Наши дети стыдятся своего языка, произношения. Им с первого класса внушают, что они неправильно говорят, искажают язык. Нет, они правильно говорят, но на своем языке, который тоже имеет право на жизнь!», — говорили лидеры общественных объединений.
Салехардские татары рассказали о том, что их предки живут на Севере с тридцатых годов прошлого столетия. «У нас очень много репрессированных сибирских татар, которые сумели сохранить язык, традиции и культуру. Противостояния между литературным и сибирским татарским нет, потому что мы не знаем литературного, наши родители учили только русский язык, но мы бы хотели знать его, чтобы читать книги на татарском. У нас в планах открыть факультативные курсы по изучению татарского языка, осталось только защитить проект и выиграть грант», — рассказал Ильдус Насибулин из Салехарда.
Председатель комитета по делам национальностей администрации Тюменской области Евгений Воробьев считает, что разговоры про особый статус сибирских татар — это политическая спекуляция общественных лидеров, выступающих от их имени. «Часть татар Тюменской области считает, что есть особая этническая группа «сибирские татары», которая коренным образом отличается от других татар в плане языковом, культуры, традиций и обычаев. Последняя перепись показала, что таковых около семи тысяч. Однако замечу, что у русского народа тоже есть множество диалектов, но все они называют себя русскими», — сказал чиновник.
Что касается статуса коренных малочисленных народов Сибири, то, по словам Евгения Воробьева, для этого необходимо вести традиционный образ жизнедеятельности, как, например, на Ямале ненцы кочуют по тундре и содержат оленей. А сибирские татары живут так же, как и все селяне области. «Это политическая ошибка общественных деятелей. Вопрос о присвоении статуса коренных малочисленных народов отпадет сам по себе, если улучшится социально-экономическая ситуация в труднодоступных населенных пунктах Тюменской области. Рано или поздно в этих деревнях и дороги построят, и газификация придет, и ситуацию с трудоустройством решат. В так называемом «заболотье» сегодня живут две тысячи татар, не спорю, что отсутствие дорог доставляет им проблемы, но это их выбор. Им предлагали переехать в другие районы области с более благоприятными условиями, но они решили остаться», — рассказал Евгений Воробьев.
Сегодня мы усиленно изучаем английский, русский, немецкий, французский, китайский языки, при этом стирая из памяти свой родной язык. Многие из нас считают, что, зная один из этих языков, можно общаться, находить решения и быть солидарными друг с другом. Мы называем себя интернационалистами, но ведь интернационализм — это выражение через любовь к своему народу уважения к другим — к их языку, традициям, культуре и истории. Человек должен с детства знать язык и культуру своего народа, а все остальное придет по мере его взросления, обучения и развития.
В мае 2013 года язык сибирских татар международная организация ЮНЕСКО включила в список языков мира, подвергающихся исчезновению. Сибирско-татарскому языку присвоен международный код ISQ 639-3. Культуру сибирских татар также включили в список культур, подвергающихся исчезновению. То есть, поставлена точка в многолетнем споре о самостоятельности сибирско-татарского языка и народа. Однако поставить жирную точку в реальной жизни сибиртаров, сибуров, сывыров, себеров, как они себя называют, еще рано. А может уже и поздно…

Хасана Боязитова,
ИА «Север-Пресс»
Источник: http://sever-press.ru/obshchestvo/item/14181-bolshie-problemy-malogo-naroda

Добавить комментарий