Детсад на оленьем ходу

KMO_146290_00008_1_t218_233629

Андрей Шапран и Никита Аронов — о дошкольном воспитании по-ненецки

На Севере возрождают кочевые школы и детские садики: юные представители коренных народов теперь могут учиться без отрыва от семьи. За образовательным процессом в Харампуровской тундре наблюдал «Огонек»

Фото: Андрей Шапран. Текст: Никита Аронов

KMO_146290_00007_1_t218_233657KMO_146290_00010_1_t218_233642

За ночь угли прогорают, и внутри чума становится так же холодно, как снаружи. Хотя температуру выше -40 градусов по Цельсию здесь, на Ямале, и морозом-то не считают. Хозяин, Борис Пя, просыпается первым и зажигает огонь в железной печке. Небольшое пространство прогревается быстро, через час тут можно будет ходить в одном белье. За ранний подъем хозяину чума положена привилегия — первым умываться из общего тазика. Потом в той же воде совершит утренний туалет вся остальная семья. Дальше взрослые отправляются на промысел, а дети — в садик. Благо, это недалеко — в соседнем чуме.

KMO_146290_00009_1_t218_233810KMO_146290_00013_1_t218_233914

Чум-детсад от остальных ничем не отличается. В кочевье его точно так же разбирают и везут на оленьей упряжке на новое место. Зато внутри игрушки, книжки с картинками, русская азбука. В общем, все, что должно быть в детском учреждении.

KMO_146290_00001_1_t218_233722KMO_146290_00003_1_t218_233722

Воспитательницей числится Лилия Агичева, всем семерым своим подопечным приходящаяся бабушкой. Но зарплату от государства Лилия Кантлевна отрабатывает честно, посвящая все время детям. Бывалая охотница, она может научить многому, ведь кроме азбуки и рисования тут есть и особые предметы. Например, малышей учат выживать в пургу и разделывать дичь.

Пожилая ненка когда-то сама подняла семерых детей. Сейчас трое сыновей — Борис, Дмитрий и Сергей (два семейных, младший холостой) — живут и кочуют по Южному Ямалу вместе с матерью. Все трое молодые, непьющие, работящие. Рыбачат с сетью под полутораметровым льдом, бьют дикого оленя, куропаток, глухарей.

KMO_146290_00006_1_t218_233810

Как и положено лесным ненцам, большая семья всерьез кочует дважды в год. На лето — поближе к воде, зимой — в лес, где теплее и снег рыхлый, так что оленям проще искать пищу. Оленей, впрочем, держат немного. Они тут только для езды и для гонок на упряжках — старший сын Борис занимается этим спортом всерьез и уже побеждал на соревнованиях.

Братья — люди вполне современные, в городе бывают часто. Все отучились в школе-интернате для коренных народов, но потом решили вернуться в тундру. И хотя до интерната, что в деревне Харампур, всего пара часов на снегоходе, детей туда отдавать братья не спешат. А вот идею кочевого детсада восприняли с большим энтузиазмом.

KMO_146290_00011_1_t218_233810KMO_146290_00002_1_t218_233852KMO_146290_00004_1_t218_233852

Маленькие школы и детсады, кочующие вместе с оленеводами и промысловиками, появились на Севере вскоре после революции 1917-го. Потом их упразднили — в СССР сделали ставку на всеобщее образование в интернатах. Тут, правда, возникает проблема: после такой учебы ребята оказываются без банальных навыков выживания, не говоря уже о других полезных в тундре знаниях.

KMO_146290_00005_1_t218_233852

Неудивительно, что в разных северных регионах последние годы синхронно решили возрождать кочевые школы и садики. Есть они теперь в Якутии, есть на Таймыре. На Ямале такой проект запустили в 2011 году.

— У нас уже девять таких учреждений,— рассказывает начальник отдела регионального развития Департамента образования Ямало-ненецкого автономного округа Григорий Лымар.— Мы не ставим задачи, чтобы их было как можно больше, а опираемся на заказ самих жителей.

Начиная проект, ямальские власти опросили больше 600 человек. Оказалось, что хотя 86 процентов местных жителей отдают предпочтение интернатам, 28 процентов заинтересованы также и в кочевых школах, а 38 — в кочевых детских садах. Начали готовить педагогов.

В Ямальском многопрофильном колледже в прошлом году выпустили целую группу из 8 студентов с дополнительной специализацией «Кочевой учитель». Похожие навыки получили и 25 будущих воспитателей детсадов. Кстати, педагоги совсем не обязательно родственники своих подопечных, как Лилия Агичева. В марте, например, на Ямал должна приехать молодая русская пара из Петербурга. Они собираются не только учить детей, но и готовить исследование о влиянии современной цивилизации на жизнь коренных народов Севера.

Цивилизация, конечно, влияет здорово. По вечерам, например, семья Пя частенько собирается за просмотром DVD. Но перебираться в город тут никто не спешит. Все-таки настоящий дом — он в тундре.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2654411

Добавить комментарий