Как жители тундры осваиваются на большой земле

7989375

Почти пятнадцать лет назад Степан Яндо приехал в Тюмень. Коренной житель тундры впервые в областной столице воочию увидел светофоры, пешеходные переходы, лифты и многое другое. Сейчас знакомство с большой землей Степан вспоминает с улыбкой, хотя в первое время было нелегко.
— Долго привыкал к городской суете и шуму, в толпе чувствовал себя неуютно, а от грязного воздуха болела голова, — рассказывает молодой человек.
Тюмень для тундровика была огромным хаотичным мегаполисом. Теоретически Степан знал, что такое дорожные знаки, что означают цвета светофора, почему при переходе дороги сначала нужно посмотреть налево, потом направо – всему этому учили в школе-интернате, но столкнулся впервые с этим только в Тюмени.
Сирень БАБАЕВА

902480
Даже полицейские удивляются — что за прописка: тундра
Фото: Сирень БАБАЕВА
— Мы и машин-то тогда не видели. Когда я в первый раз приехал в Тюмень, для меня все было в новинку: в кафе, самолеты, такси, автобусы, лифты.
Многие тундровые знания и навыки пригодились молодому человеку и в городе. Так, в первое время Степан запоминал город следующим образом: доезжал до конечной остановки, например, 30 автобуса, выходил и обратно шел пешком. Чтобы определить перемены в погоде ему требовалось смотреть прогноз по телевизору, чего ожидать от небесной канцелярии Степан мог определить по народным приметам.
Привыкнуть к городской жизни жителю Гыданской тундры Ямала помогли сверстники и друзья, которые учились в Тюмени. Комфортно и уютно Степану было в компании деревенских ребят, в вот с городскими часто возникало непонимание.
— Мы не следили за модой, не были придирчивы в одежде, привыкли носить то, что есть, — говорит Степан. – Отличия проявлялись и в характере — городские ребята были наглее, раскрепощенне, мы ж скромнее. Может быть, эти отличия и не бросались в глаза, но мы все равно чувствовали, знали, что мы чем-то отличаемся от них.
За пятнадцать лет жизни в Тюмени, Степан привык к городской жизни, но домом для него по-прежнему остается родная тундра. Даже в прописке у него указана Гыданская тундра.
— Из-за прописки часто возникают курьезные ситуации, — рассказывает молодой человек. – Как-то остановил нас с другом на улице патруль ППС, попросили документы и когда увидели, что местом жительства указана Гыданская тундра были очень удивлены, но отпустили без вопросов. В банках работники впадают в ступор, увидев прописку. Кстати, из-за этого мне не дают кредиты, говорят: «Где мы вас потом будем искать в случаи чего».
Тундровые навыки пригождаются Степану до сих пор. Если некогда молотком забить гвоздь или инструмента под рукой нет, а нужно срочно что-то зафиксировать, то он берет веревку и обматывает по тундровой технологии. А однажды Степану пришлось в дождливую погоду завязывать в узел кожаную веревку. Житель тундры знал, что когда делаешь узел на мокрой веревке, она все равно потом развяжется и применил хитрый прием: при завязывании добавил траву.
— Довольно умело держу в руках топор. Как – то городской знакомый пытался перерубить ветку, но даже с нескольких попыток не смог это сделать, а мне для этого хватило одного движения, — говорит Степан.
Свой уголок тундры у молодого человека есть и в Тюмени. На стойбище коренных малочисленных народов Севера, расположенного на территории музея-заповедника на Андреевском озере, Степан работает экскурсоводом. Здесь все обустроено в соответствии с тем, как живут современные коренные народы ЯНАО и ХМАО. Экспозиция была создана по инициативе общественной организации коренных малочисленных народов Севера «Кедр». Кстати, практически все стойбище построили демьянские ханты –жители Уватского района. Теперь на стойбище приезжают проживающие в областной столице ханты, манси, ненцы, чтобы отдохнуть от городской суеты и побыть наедине с природой.

Источник http://www.kp.ru/daily/26336.7/3219169/

Добавить комментарий