«Был такой народ — кереки» — взгляд путешественника-археолога

Из всех народностей проживавших в обозримом историческом прошлом на территории Чукотского автономного округа, кереки — самый загадочный  народ. Загадочный, потому что малоизученный. Даже на Чукотке очень не много людей знают кто такие кереки?

Сегодня изучать живую этнографию этого народа уже некому. И не потому что нет этнографов, а потому что нет самого народа. Уже в 1970-х годах оставались единичные представители кереков, а в настоящее время их и вовсе не осталось. Хотя потомки от смешанных браков до сих пор живут в Майныпильгыно, Хатырке, Алькатвааме и Беринговском.

Бухта Гавриила, куда я пришёл в середине сентября 2015 года, ещё полвека назад была одним из очагов расселения этого небольшого народа, предки которого видели корабли Дежнёва, Беринга, Кука, Литке и других мореплавателей. Если встретится и пообщаться с кереками мне  не суждено, то пусть о них расскажет земля и люди, которые с ними общались.

Если не Владилен Леонтьев, советский этнограф, родившийся, выросший на Чукотке и посвятивший свою жизнь изучению этого древнего народа, мы бы вообще мало что знали о кереках. В 1970-х годах он совершил несколько этнографических экспедиций по побережью бывшего Беринговского района, где не только встречался со стариками, но и изучал древние керекские поселения на побережье.

«По-керекски губа Гавриила называется Канийун, по-чукотски Каныёль. Значение слова, как на керекском, так и на чукотском одно и то же — «изгиб», «выемка». Губа издавна была удобным местом для заселения. Реки и лагуны кишели вкусной и питательной рыбой, в бухте Грейга были лежбища моржей и сивучей, подходили к берегам большие стада китов, на отвесных скалах гнездились многочисленные стаи птиц. Ещё по переписи 1928-1929 годов здесь отмечалось два керекских поселения: одно на косе в губе Гавриила, второе у устья протоки Рыбачьей. В лоции указывается, что в южной части перешейка, отделяющего лагуну от бухты имеется деревянный дом и несколько землянок. Сейчас здесь коренное поселение не живёт, последние жители покинули эти места в начале 1960-х годов. «
В.В.Леонтьев «По земле древних кереков»

Серое утро. Я в маленьком балке, допиваю чай и в десятый раз перечитываю  «Сводный перечень объектов культурного наследия федерального, регионального и местного значения на территории Чукотского АО». Реестр объектов окружное управление культуры начало составлять лет десять назад. Все древние керекские поселения бухты Гавриила в научной археологической кодификации именуются «Орианда» с добавлением порядковых чисел от 1 до 7. Древнейшим поселением считается «Орианда- 2» датируемое II тыс. до н.э. — XX в. н.э. Передо мной стоит задача поставленная Управлением, осмотреть, сфотографировать и зафиксировать координаты объектов. Всё просто, если бы не одно «но», координаты очень приблизительные, не верные.  Если  бы не продублированная  письменная аннотация объектов, их поиск был весьма затруднён. Навигатор в карман, фотоаппарат на шею, ружьё за спину — выдвигаюсь на археологический плэнэр.

«Стоит большой дом метеостанции, подсобные помещения, а чуть в стороне видны ещё хорошо сохранившиеся землянки и два-три домика» 
В.В.Леонтьев «По земле древних кереков»

Леонтьевские «хорошо сохранившиеся землянки»  отлично видно издали. Подхожу к невысокому холму, заросшему травой и понимаю, что искать тут нечего. Воронка, оставшаяся от землянки забита мусором и, видимо, использовалась как свалка. Рядом еще один остов землянки, но он тоже завален бочками и мусором. Не беда, «будем посмотреть» другие объекты, благо их согласно «Перечню» изрядное количество. Координаты  «Сводного перечня» врут, поэтому первым делом отправляюсь к устью безымянного ручья, который впадает в бухту недалеко от основания косы. Этот устный ориентир, намного правдоподобнее координат объекта.

2. Два «кургана» — остатки керекских землянок

3. Так выглядят землянки около метеостанции

4. Обильное травоцветье — характерный признак древнего поселения 

Три  с половиной километра и я оказываюсь у высоких холмов поселения «Орианда-4». По обеим сторона ручья расположены остатки бывших керекских землянок. Следы древних поселений на Чукотке отличить  не сложно — они обильно зарастают травой. Здесь, в беринговской тундре, поселения «маркированы» от окружающей тундры высокой, по пояс и выше, травой. Если обнаружить такое поселение труда не составляет, то найти в нём подъёмный материал, артефакты, уже целая проблема. Визуальный осмотр выявил несколько костей. Предположительно китовых. Кости древние покрылись зелённой патиной и мхом. Больше ничего.

5. Правый берег безымянного ручья и холм с культурным слоем

6. «Подъёмный материал»,кости морских млекопитающих

Здесь не плохо было бы пройтись сенокосилкой или хотя бы косой. Но ни того, ни другого у меня нет. Древний сельскохозяйственный подсечно-огневой метод тоже не сработал. На вид вся это жёлтая растительность чистая солома, на практике гореть категорически отказывалась. Точнее, вспыхнет и через пару секунд погаснет. Сырая. Но любопытство и давняя мечта о профессиональной археологической деятельности не позволили уйти не заглянув в глубь веков. Должны же здесь быть хоть, какие-нибудь артефакты? Подобрав на берегу палку и вооружившись ножом, начинаю срезать дёрн и аккуратно выкапывать почву. Почва богатая и жирная. На такой в пору огороды разбивать. Первое что обнаружил это небольшой фрагмент позвоночника кита. Настолько древний, что сыпался в руках. Копать вгубь, при помощи ножа и палки занятие малоэффективное, поэтому упрощаю себе задачу и снимаю небольшой слой дёрна с боковой стенки. Палка упирается в камень. Ну хоть, что-то! Может кладка каменная? Расчищаю. Камень стоит вертикально.

7. Поселение «Орианда-4» V – ХV века н.э.

Вспоминаю, исследования Леонтьева, который здесь, в бухте Гавриила, но на другой стороне протоки нашёл керекскую печь. Печь состояла из вертикально поставленных камней, которые образовывали очаг. Очаг нагревался, затем из него извлекалась зола и угли, внутрь помещалось мясо или дичь, затем казённая сторона очага  закрывалась камнем и пища томилась до готовности. Такой способ приготовления на Чукотке уникален и  существовал только у кереков. Подобным образом пищу готовили ительмены, населявшие юг Камчатки и народы Океании.

8. Артефакт: вертикально стоящий камень

Продолжаю копать. Точнее выколупливать по крупицам слежавшийся грунт. Камень конечно же не артефакт. Но ведь в природе, тем более в культурном слое вертикально стоящие камни — признак антропоморфный. Камень я всё же откопал. К сожалению он был одиноким. Возле него, по крайней мере в 10-15 сантиметрах в каждую сторону больше ничего не обнаружил.  Весь вспотевший и  перепачканный землёй решаю, что на этом моя деятельность на «Орианде-4» исчерпана. Итог, несколько костей и камень.

9. Артефакт: костные останки

Следующая цель, а точнее цели, находятся на косе, на противоположном от метеостанции берегу. Добраться туда можно в обход, по берегу. Обхожу косу. Вдалеке кружат гусиные стаи. Одна из них летит на меня. Присаживаюсь, чтобы не спугнуть. Стая делает крюк и уходит в сторону. «Ну не судьба», — думаю я, и хотел было уже уходить, как замечаю, что гуменник, вновь делает поворот и налетает. Выстрел. К моему удивлению, редко у меня выходят меткие попадания, один гусь камнем летит на землю. Локи тут же ободрился и побежал подбирать. Еле успел выхватить гуся у собаки.

— Всё, на сегодня  археологии достаточно. Настало время готовить гуся и топить баньку — вслух говорю собаке и радостные возвращаемся на базу. Бытие победило сознание.

Источник: https://basov-chukotka.livejournal.com/151508.html

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.