Загадка новоземельского оленя

Загадка новоземельского оленя

Начать нужно с того, что новоземельский подвид северного оленя (Rangifer tarandus pearsoni) – один из двух подвидов северного оленя, занесённых в Красную книгу Российской Федерации (2000 г.) и внесённых в список новой редакции этого важного документа. Однако до сих пор — как среди специалистов, так и «в быту», у жителей Новой Земли — нет единого мнения о том, что же это за звери – местные северные олени.

Напомним, что Новая Земля – самый крупный архипелаг в арктическом секторе России (площадь 82,6 тыс. км2). В нём выделяются два больших острова – Северный и Южный, которые разделены между собой узким проливом Маточкиным Шаром. Рельеф преимущественно гористый (максимальные отметки 1000–1500 м), а в берега врезаются многочисленные и глубокие фьорды. Северный остров примерно наполовину покрыт сплошным ледниковым покровом – свободными ото льда являются только участки каменистого побережья. Напротив, на Южном острове ледники и снежники широко распространены только в его северной половине, имеющей горный рельеф. В южной половине острова поверхность сглажена и представляет увалистую равнину с многочисленными озёрами и болотами. Для Новой Земли характерна повышенная циклоническая активность и крайне неустойчивая погода. Соответственно, на Южном острове климат более мягкий, здесь доминирует арктическая тундра и для северных оленей есть гораздо больше подходящих местообитаний.

В Красной книге Российской Федерации данный островной подвид описывается как «восстановленный» — пятая категория. Это значит, что не наблюдается серьёзных угроз для его существования, но слишком мало данных для того, чтобы снять с новоземельского оленя охранный статус. Дело в том, что информация о его состоянии на сегодняшний день очень скудна. Специальных научных исследований данного подвида непосредственно экспедиционным путем не проводилось уже несколько десятков лет. Объяснить это возможно, с одной стороны, удалённостью архипелага Новая Земля и дороговизной проведения таких работ, а с другой стороны – наличием здесь Центрального ядерного полигона и, соответственно, закрытостью территории.

Сведений о жизни дикого оленя на Новой Земле мало, но считается, что он потребляет большое число видов растений, состав которых близок к диете домашнего оленя, однако, в отличие от домашнего оленя, лишайниковые корма для него не имеют такого решающего значения. Кроме лишайников, на Новой Земле северные олени поедают много сосудистых растений (осоки, злаки, например), а также и мхи. Соотношение этих кормов в рационе пока точно неясно: одни данные говорят о том, что лишайников едят больше, а другие — что сосудистых растений больше. Тут важны и сезон, и конкретное место.

У новоземельского оленя в прошлом и в настоящем времени нет естественных врагов: волки на архипелаге практически не встречаются, а белый медведь на оленя не охотится. Правда, не исключено, что адаптация белых медведей к жизни на берегу в отсутствие льда приведёт к тому, что они начнут искать новые источники пищи. По крайней мере, вокруг найденных останков оленей везде есть медвежьи следы.

Очень интересна география миграций оленей на архипелаге. Карская сторона Северного острова (самая труднодоступная часть Новой Земли) – важная часть ареала подвида, поскольку пастбища западного побережья находились под постоянным охотничьим прессингом и животные вытеснялись на восток. Кроме того, на Баренцевоморской стороне участки тундры к концу зимы под влиянием боры (сильного холодного ветра) периодически покрываются ледяной коркой и становятся труднодоступными для добывания оленями корма из-под снега. На более суровом, но сухом восточном побережье Новой Земли такое явление выражено значительно слабее, и олени мигрируют сюда.

Летние миграции оленей с Южного острова на Северный проходят по Карской стороне новой Земли, где нет значительных площадей выводных ледников, затрудняющих передвижение животных, а значительные площади, покрытые мохово-лишайниковой растительностью, дают достаточно кормовых ресурсов для существования определённой популяции. Однако на Северном острове не изучен вопрос о местоположении отёльных пастбищ северного оленя. Интересна в этой связи старая топонимика, указывающая на присутствие этих животных и их состояние. Это мыс Олений и впадающая рядом в море река Неблюйная. Учитывая, что «неблюй» — это молодой неполовозрелый северный олень, логично предположить, что неподалёку располагаются и места их рождения, то есть отёльные пастбища. А это уже своеобразный центр обитания популяции.

Численность оленей на Новой Земле неизвестна совсем, учёты в последние тридцать лет не проводились. По косвенным данным можно предположить, что на Южном острове, где сосредоточено основное поголовье, обитает до нескольких тысяч северных оленей. На Северном острове, где оленей можно увидеть почти на любом участке побережья, группы животных состоят всего из нескольких особей. К сожалению, полностью отсутствуют данные о половозрастной структуре популяции. С научной точки зрения интерес также представляет изучение экологической ниши крупного наземного млекопитающего в условиях высокоширотной Арктики и полярных пустынь. Северный олень является здесь единственным видом копытных, потребляющим растительные корма. До некоторой степени он определяет сукцессию (смену) растительных сообществ. Поэтому экологическое значение вида очень важно.

В то же время не вызывает сомнений первостепенная актуальность уточнения современного состояния и статуса данного подвида, разработка дальнейших мер по его сохранению или использованию, учитывая наличие на Новой Земле довольно многочисленного населения, желающего активно охотиться на представителей местной фауны.

Пробелы в наших знаниях дают обильную пищу для самых разных домыслов. Самая распространённая легенда – это что на Новой Земле живут два разных северных оленя, один дикий, «аборигенный новоземельский», а второй – «обычный», одичалый домашний. Диких оленей мало, они все далеко в горах, а те, кого встречают часто, – это одичалые сородичи. Но так ли это?

Известно, что некогда дикий северный олень широко населял Новую Землю и имел там высокую численность. Свои свидетельства встреч с оленями публиковали многие путешественники и промысловики в XVIII-XIX веках. Так, например, П.К. Пахтусов в 1832 году отметил стадо оленей в пятьсот особей. Однако точных данных подсчётов нет, хотя охота на этот вид велась всеми промысловиками. Сам же промысел оленя стал документироваться не ранее 1872 года. Согласно имеющимся архивным данным, в период с 1891 по 1923 год с Новой Земли вывезли 8620 шкур оленя. Вот что написал после своего путешествия на Север в 1933 году И.И. Соколов:

«В прошлом и начале нынешнего столетия на обоих островах в громадном количестве водились олени. В начале века дикие олени тысячными стадами перекочёвывали с Карской стороны на западную и обратно. Промысел обеспечивал мясом и шкурами всё промысловое население и даже был предметом вывоза на материк».

Но в начале 20-х годов прошлого столетия была впервые зафиксирована массовая гибель оленей из-за гололедицы, что, наряду с промыслом, принявшим хищнические размеры, стало причиной быстрого падения общей численности оленя на Новой Земле. И в 1935 году охота была здесь запрещена по причине практически исчезновения вида.

Научные исследования были начаты только в советский период (30-40-е годы прошлого столетия) во времена хозяйственного освоения архипелага. В работах А.И. Зубкова, В.Д. Александровой были оценены кормовая база оленя на островах, его морфология, размещение и миграции, а также даны перспективы для развития оленеводства. Новая Земля в целом была признана благоприятным местом для развития оленеводства из-за отсутствия гнуса, хищников и эпизоотий. Укороченные пути кочёвок в течение года создавали благоприятные условия для оленеводства, выгодно отличающиеся по этому параметру от материковой тундры. Падение численности оленей в 1920-1921 годах и решение создать плановое оленеводство на Новой Земле привели к завозу на рубеже тридцатых годов XX века домашних оленей с острова Колгуева. Так, за пять лет сюда было доставлено 604 оленя. Максимальная численность стада домашних оленей была 1000 особей. Оленеводство практиковалось только на Южном острове, причём северная половина была непригодна из-за гористости. В конце тридцатых годов эти домашние олени разбрелись по островам и смешались с аборигенными. Поэтому, уже к моменту занесения новоземельского подвида северного оленя в Красную книгу СССР, фактически имела место гибридизация некоторой части дикой формы вида с домашней. Один случай завоза домашних оленей известен и в XIX веке, когда экспедиция Академии наук в 1896 году доставила восемнадцать домашних оленей из «печорских тундр» в район Малых Кармакул. После окончания экспедиции судьба оленей неизвестна.

Кроме того, есть и ещё информация о связях новоземельских оленей с материком. Например, от военных охотников поступали сведения о крупной миграции оленей с материка в 2002 году – до двух тысяч особей. При этом указывалось на более крупные размеры пришедших животных. Старожилы Новой Земли и жители Ненецкого автономного округа охотно рассказывают о перемещениях оленей через пролив Карские Ворота в зимний период. Видимо, это случалось несколько раз, до той поры пока пролив не стал местом активного судоходства (и по этой причине перестал быть проходимым для оленей), а численность животных на острове Вайгач (откуда шла миграция) не снизилась.

Вот на основании всего этого мысль, что на Новой Земле живут одичалые домашние северные олени или их помесь с дикими, прочно засела во многих головах. А значит, можно их спокойно стрелять круглый год. Разрешение этого вопроса очень важно, поскольку речь идёт о целесообразности дальнейшей строгой (хотя и формальной) охраны новоземельского оленя, а также выяснения внутрипопуляционной изменчивости северных оленей Баренц-региона, что важно для науки.

Попытаемся с этим разобраться. К сожалению, данных о внешнем виде и морфологии северных оленей на архипелаге крайне мало – нет ни статистически точных сведений о размерах тела, весе животных, отсутствуют промеры черепов, рогов, описание цвета шерсти в разные периоды года и т.д. Но в последние годы удалось найти несколько фотографий, на основе которых можно сделать некоторые предположения. Например, в июле 2019 года на мысе Желания сотрудники «Русской Арктики» Вадим Захарьин и Александр Морев наблюдали двух самцов, перемещающихся на Карскую сторону архипелага (см. фото ниже).

Северный остров, мыс Желания, 2019 (фото В. Захарьина)

 А путешественник Валерий Кудрявцев на самом юге Новой Земли сумел сфотографировать летом северного оленя:

Южный остров, мыс Саханин, 2016 (фото В. Кудрявцева)

Не правда ли, очень похожие звери? Окрас меха, длина ног, форма рогов, состояние линьки… Значит, некий фенотип северного оленя встречается на крайних точках Новой Земли, а ведь между ними – сотни километров, ледники, горы и пролив. А также непогода и полярная пустыня. Из этих фотографий делаем вывод, что либо олени способны в течение жизни мигрировать по всему архипелагу, либо они на обоих островах не различаются вовсе.

Но есть и фотографии, говорящие нам, что не все олени там такие. Вот каких животных сфотографировали жители Новой Земли (хотя точная дата неизвестна, но фото сделано буквально несколько лет назад, в горных районах Южного острова):

 Южный остров Новой Земли, наше время (автор неизвестен)

Неправда ли, уже другой внешний вид? Кого-то они напоминают своим небольшим телом. Сравним с северными оленями, живущими на Шпицбергене (фото ниже). Там обитает подвид, который считается самым маленьким. Да и изучен он неплохо, в отличие от новоземельского.

Шпицберген, 2018 (фото Ю. Мизина)

 Поразительное сходство! Сразу и не скажешь, где какой олень. Значит, правы те, кто считает, что «далеко в горах Новой Земли» живут «маленькие олени», которых местное население и считает «аборигенным» новоземельским оленем? Но кроме внешнего вида, важно знать: а какова же генетика животного? С кем имеет родственные связи? В течение ряда лет сотрудники «Русской Арктики» собирали остатки оленьих рогов в разных частях Новой Земли, на обоих островах, а учёные из Института имени Северцова Российской Академии наук провели генетический анализ этих образцов и сравнили их с другими северными оленями, в том числе домашними. И выяснилось, что новоземельские принципиально отличаются от всех остальных! Анализ нуклеотидных последовательностей (гаплотипов) митохондриальной ДНК показал, что весь архипелаг Новая Земля населяют олени, которые имеют обособленную уникальную генетику, не имеющую аналогов в других популяциях вида на материке. Но также на Новой Земле этот гаплотип разделяется надвое! И возможно, что несмотря на процесс поглотительного скрещивания, за многие годы «растворившего» домашних вселенцев в диких сородичах, есть ещё такие олени, что сохранили совсем уж древний генофонд и, соответственно, внешние признаки. Это является важным основанием для оставления данного подвида в Красной книге РФ как редкого и угрожаемого, особенно на Северном острове.

Что же мы выяснили? Решили ли загадку новоземельского оленя? Увы, пока нет. Слишком мало ещё собрано и проанализировано материала, не было экспедиций по всему архипелагу и визуальных наблюдений, нет мечения и понимания путей миграций, неизвестны места гона и состав размножающихся оленей… Однако ясно, что северный олень вновь обитает по всей Новой Земле, вплоть до самой северной её оконечности. Суровая Карская сторона является местом обитания вида, недаром здесь были последние удачные промыслы в 1930-х годах. А в 2019 году, в ходе экспедиции Северного флота, в районе архипелага Пахтусова и залива Русанова встречались многочисленные следы пребывания оленей, места их гибели от бескормицы:

Останки оленей у ледника в заливе Русанова, 2019 (фото И. Мизина)

Северный олень как вид плохо переносит циклические изменения климата, характеризующиеся повышением температуры воздуха. Однако есть отдельная экологическая группа северных оленей, для которых возможное потепление будет играть положительную роль. Это – дикие северные олени, обитающие на арктических островах, в том числе и на Новой Земле. Эти животные приспособились к жизни на краю света, проходя регулярно через падения численности вследствие антропогенного пресса или природных катаклизмов. К сожалению, значительная удалённость этих территорий не позволяет собрать точные и объёмные данные, достаточные для научного прогноза их состояния. Можно только предполагать, что уменьшение площади ледников означает расширение доступных угодий для северного оленя и увеличение его численности на арктических островах, где твёрдые мёрзлые грунты и после отступления ледника может развиться растительность.

В настоящее время главной задачей является взятие под охрану и углублённое изучение растительных сообществ на Карской стороне Северного острова архипелага. Здесь могут располагаться не только летние (что уже известно), но и зимние, а также отёльные пастбища оленей. Актуальна охрана наиболее ценных пастбищ северного оленя и мест его сезонных концентраций в период отёла и гона – по всему архипелагу. Спутниковое мечение поможет определить такие места. Загадка новоземельского оленя должна быть раскрыта, чтобы он остался символом архипелага навсегда.

Источник:https://goarctic.ru/live/zagadka-novozemelskogo-olenya/

Автор: Иван Андреевич Мизин, зоолог, к.б.н., заместитель директора по научной работе национального парка «Русская Арктика».

Литература:

1.        Александрова В.Д. 1937.Оленеводство на Новой Земле и перспективы его развития. //Проблемы Арктики, из-во ГУСМП,  №2. – pp. 71-86.

2.        Зубков А.И. 1935. Дикие олени Новой Земли//Труды Арктического института, т.22, Л. – pp. 55-61.

3.        Тихонов А.А., Хахин Г.В. Новоземельский северный олень // Северный олень в России, 1982-2002 гг. М.: Триада-фарм, 2003. С.113-118.

4.        Холодова М.В. и др. 2009. Северный олень Новой Земли. Результаты анализа мтДНК. – Вестник охотоведения, т.6, № 2. — с.151-154.

5.         Вехов Н.В. Дикий северный олень Новой Земли /Охота и охотничье хозяйство, № 12, 2013. С. 14-19.

6.         А.В. Давыдов, И.А. Мизин, Т.П. Сипко, А.Р. Груздев. 2017. Северные олени арктических островов России // Вестник охотоведения, Том 14 № 4. –с. 253-271.

7.        Холодова М.В. Баранова А.И., Мизин И.А., Рожнов В.В., Сипко Т.П., Давыдов А.В., Рожков Ю.И. Своеобразие генетической структуры новоземельского северного оленя (Rangifer tarandus pearsoni): анализ полиморфизма маркеров ядерной и митохондриальной ДНК /Териофауна России и сопредельных территорий Х съезд Териологического общества при РАН, 1–5 февраля 2016 г., г. Москва, Товарищество научных изданий КМК, Москва 2016. с. 445.

8.        Мизин И.А. Современные проблемы изучения и охраны дикого северного оленя Новой Земли /Труды Арханг. Центра РГО: сборник научных статей/Архангельский центр Русского географического обществ; [составители В.А. Любимов (отв. ред.), В.А. Сметанин], вып. 3. – Архангельск, 2015 – с. 241-246

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.