Берингийский мост и его обитатели

Берингийский мост и его обитатели

Кому-нибудь название моего очерка обязательно покажется странноватым: как можно «обитать» на мосту? По нему можно ходить или ездить, на нём можно торговать (вспомним, как гоголевский Манилов мечтал о том, чтобы «через пруд выстроить каменный мост, на котором были бы по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары…»), но чтобы жить на нём?!.. Конечно, применительно к постройкам человеческих рук это выражение вряд ли удачно, но ведь есть же мосты, построенные самой природой, размеры которых исчисляются десятками километров, а время существования – тысячами лет. Об одном из них и пойдёт речь ниже.

О том, что в былые времена земные материки были связаны сухопутными перешейками (примерно так, как до прорытия Панамского канала были соединены Южная и Северная Америка), учёные стали догадываться давно, задолго до того, как сложились современные научные представления о строении земной коры, дрейфе континентов и тому подобных вещах. На эту мысль их наталкивали факты, сообщаемые биогеографией – наукой, изучающей закономерности распространения живых организмов, населяющих Землю. Например, современные полуобезьяны-лемуры встречаются только в двух уголках планеты – в Юго-Восточной Азии и на острове Мадагаскар. Как объяснить это, если не принимать гипотезу о независимом сотворении их в этих районах Богом? В XIX в., когда концепция тектоники плит и вытекающая из неё гипотеза дрейфа континентов были ещё неизвестны, единственным разумным объяснением казалось то, что Мадагаскар и Азия были некогда соединены сухопутным мостом, возможно – это были части ныне ушедшего под воду континента, названного в 1864 г. Лемурией. В позапрошлом веке очень многие биогеографы увлекались подобными гипотезами, рисуя фантастические карты Земли в прошлом, заполненные ныне несуществующими материками и затонувшими перешейками. Но из этих красивых гипотез практически ни одна не нашла подтверждения… Теория дрейфа континентов помогла объяснить многие (хотя далеко не все!) «странные» факты в распространении животных и растений без всякой ссылки на сухопутные мосты. И всё же в отдельных районах нашей планеты такие мосты, безусловно, существовали, и изучение их истории позволяет нам понять, как сформировались современная фауна и флора.

Пожалуй, самым известным и хорошо изученным из таких объектов является Берингийский мост, который находился на месте нынешнего Берингова пролива, разделяющего крайний северо-запад Америки и крайний северо-восток Азии.

В истории биологии и географии этот мост «возникает» почти так же давно, как и легендарная Лемурия. Вплоть до середины XVIII в. натуралисты мало что знали о природе севера Азии и севера Америки. Огромный вклад в изучение фауны и флоры Азиатской России внесли учёные, участвовавшие в так называемых «Академических экспедициях», снаряжавшихся Петербургской Академией наук (Д.Г. Мессершмидт, Г.В. Стеллер, Г.Ф. Миллер, П.-С. Паллас, И.И. Лепехин, С.П. Крашенинников). Уже 200–250 лет тому назад было известно высокое сходство животного и растительного мира регионов, лежащих по обе стороны Берингова пролива, а отсюда оставался один только шаг до предположения о былой сухопутной связи между ними. На эту тему высказывались Паллас и Стеллер, а столетие спустя (в 1869 г.) наш выдающийся путешественник и зоолог Александр Федорович Миддендорф прямым текстом писал, что некогда на месте Берингова пролива находилась «промежуточная полоса земли, служившая некогда переходом из Восточной Азии в северо-западную Америку». Чуть позже был изобретен особый термин – «Берингия», которым обозначают несуществующий ныне регион, в границы которого входили северо-восточная оконечность Азии (включая Камчатку), Аляска и Алеутские острова, а также обширные территории, в наши дни затопленные водами Чукотского и Берингова морей.

Берингия

Карта Берингии во время одного из максимальных плейстоценовых оледенений. По: Слободин (2016) [несколько упрощено].

Сама идея сухопутного перешейка между Евразией и Америкой так часто обсуждалась, что она, как говорится, «витала в воздухе», и теперь даже нелегко выяснить, кому принадлежит честь называться автором слова «Берингия». В иностранной литературе приоритет чаще всего отдаётся шведскому ботанику Эрику Хултену (Hulten), использовавшему термин «Берингия» в своей работе, вышедшей в 1937 году. Однако ещё раньше, в 1925 году, о «Беринговой суше (Behringia)» упоминал наш выдающийся орнитолог Пётр Петрович Сушкин, а в самом начале прошлого века немецкий зоолог и зоогеограф Вильгельм Кобельт назвал гипотетическую сушу, некогда соединявшую Северную Америку с Азией, Берингидой (в немецком оригинале Behringis).

Кобельт и Сушкин.jpg

В. Кобельт (слева) и П.П. Сушкин (справа) – пионеры изучения Берингии

Так или иначе, термин оказался удачным, в научном языке вскорости прижился, и сам породил ряд неологизмов, таких как «берингиология» (отрасль науки, специально посвящённая исследованию Берингии и её истории).Возникновение Берингии объясняется сильными колебаниями уровня Мирового океана, происходившими в геологической истории Земли неоднократно. В четвертичный период важнейшим фактором, обусловившим такие колебания, были периодические оледенения значительной части Северной полушария. В такие эпохи огромная масса воды замерзала в виде мощных покровных ледников и тем самым изымалась из естественного планетарного круговорота. Как следствие – уровень Мирового океана резко падал и огромные площади оказывались свободными от воды. На карте, приведённой выше, показаны границы Берингии во время одну из самых суровых ледниковых эпох – сартанскую. В то время уровень океана был примерно на 120 м ниже современного.

Но история берингийского моста вовсе не ограничивается четвертичным «ледниковым периодом» (закавычиваю это выражение, потому что периодов оледенения и потепления за последний миллион лет было несколько). Как показывают исследования, сухопутное сообщение между Азией и Северной Америкой время от времени возникало ещё в незапамятные времена, оно было даже в те эпохи, когда на Земле господствовали не птицы и млекопитающие, а «ужасающие ящерицы» (широко известные как динозавры).

Длительное время мост между двумя континентами существовал и в довольно тёплое раннейкайнозойское время, в палеогеновом периоде, продолжавшемся от 66 до 23 миллионов лет назад. В неогене, периоде, непосредственно предшествовавшем четвертичному, сухопутная связь материков то прерывалась, то вновь восстанавливалась. И каждый раз самые разные живые организмы пользовались берингийским перешейком для перехода из Азии в Америку или обратно.

Конечно, не надо представлять этот процесс как целенаправленные и тем более «осознанные» миграции. Даже среди высших позвоночных, таких как крупные млекопитающие, вряд ли можно ожидать ситуации, когда вожак стада, призадумавшись, сообщает своим сородичам что жить на старом месте, мол, стало совсем невтерпёж, давайте снимемся с насиженного места и отправимся на поиски счастья в Америку (или же в Азию).

В большинстве случаев миграции, о которых идёт речь, протекали за многие сотни или даже тысячи лет. Животные и растения, попадая на берингийский мост, осваивали его территорию и постепенно, шаг за шагом расширяя свой ареал, оказывались на противоположном конце Тихого океана. Потом, когда суша исчезала, некогда единый вид оказывался разделённым на две изолированные группы популяций, у каждой из которых начиналась своя собственная эволюционная судьба. Так возникли многочисленные примеры пар близких видов, один из которых населяет Евразию, другой Северную Америку (европейская и американская норки, зубр и бизон и т.п.).

Среди животных, воспользовавшихся берингийской сушей для миграции с одного континента на другой, есть как всем знакомые виды, так и известные лишь узким специалистам. Из первых можно назвать нашего бурого медведя (Ursus arctos), нередко выступающего как живой символ России. Этот хищник возник на территории Евразии, но в конце плейстоцена, то есть относительно недавно по меркам геологического времени, проник на северо-запад Северной Америки. Здесь он расселился не очень широко, обитая ныне на Аляске, западе Канады и тихоокеанском побережье США. Кстати, самые крупные на свете бурые медведи живут именно в Америке – на Кадьякском архипелаге у южной оконечности Аляски. Исследователи полагают, что гигантские размеры этих медведей связаны с тем, что их ареал совпадает с местами нереста самых крупных видов тихоокеанских лососей, нерки и чавычи. Косяки этих рыб, идущие на нерест, снабжают медведей обильной и легкодоступной пищей (медведи камчатского подвида, использующие этот же пищевой ресурс, также весьма велики по размеру).

Антилопа-сайгак, современный ареал которой ограничен степями и полупустынями Центральной Азии, в четвертичное время была распространена гораздо шире. Ископаемые остатки этого копытного найдены в низовьях Колымы и Лены, а также на Аляске. Стало быть, это ещё один былой обитатель берингийского моста, ныне из Берингии исчезнувший и отступивший далеко на юг, в самый центр великого Евроазиатского континента.

Немало переселенцев из Азии в Америку среди пресноводных рыб. По данным ихтиолога И.А. Черешнева, среди них были известные всем щука и окунь, сибирский хариус, предковая форма гольяна, а также различные формы сиговых рыб. Пример продвижения в противоположном направлении дают менее известные в нашей стране валёк (представитель лосесевых) и чукучан. 

Говоря о рыбах, нельзя не упомянуть про даллию (Dallia pectoralis, она же чёрная рыба). Это – классический пример настоящего «берингийского» вида рыб, родина которого располагалась как раз на этой исчезнувшей земле. В наши дни эту рыбу, родственную щуке, можно встретить исключительно в водоёмах Аляски и Чукотки, что даёт право считать её эндемиком Берингии. 

Чёрная рыба

Чёрная рыба, или даллия (с сайта http://www.fishbiosystem.ru/ESOCIFORMES/Umbridae/Dallia_pectoralis2.html)

Довольно много случаев былых миграций находим и в растительном мире. Достаточно сказать, что, по данным ботаников, такие широко распространённые у нас ягоды, как клюквы, черники, голубики (называю их во множественном числе, потому что все эти растения с ботанической точки зрения представлены не одним, а несколькими самостоятельными видами) имеют североамериканское происхождение. Не будь берингийского моста, не знали бы русские крестьяне клюквенного варенья и пирогов с черникой. И не было бы в нашем языке выражения «раскидистая клюква»! А вот брусники, напротив, возникли, скорее всего на севере Азии, и для американского континента являются пришельцами (само собой, тоже «берингийцами»).

Иногда мигранты, воспользовавшиеся беринговым мостом, обнаруживаются в местах, весьма далеких от суровой Арктики. Например, родиной пресноводных моллюсков рода Sibirenauta, несмотря на их «сибирское» научное название, является Северная Америка. Вероятно, ещё до начала четвертичного периода один или несколько видов этого рода проникли через берингийскую сушу на север Азии, где с той поры расселились весьма широко. Автор этих строк находил представителей рода Sibirenauta в водоёмах Ямала, на Южном Урале, в Омской области и даже на территории Катон-Карагайского национального парка на территории Восточного Казахстана! Пока неясно, есть ли они на территории крайнего северо-востока Европы, например, в бассейне Печоры, где найдено немало видов, проникших туда из Сибири (и не только моллюсков).

Но есть интересные исключения. Например, среди земноводных и рептилий нет ни одного вида, ареал которого охватывал бы одновременно и Азию и Северную Америку: американская и евразиатская герпетофауны в этом отношении полностью обособлены, как будто некая сила воспрепятствовала лягушкам, ящерицам и змеям использовать Берингию для миграции с одного континента на другой.

Тут необходимо сделать одну существенную оговорку. Несмотря на большое значение Берингийского моста, в далёком прошлом были и другие пути обмена растениями и животными между Евразией и Северной Америкой. Один из таких путей проходил через Гренландию на север Европы. Были в истории Земли времена, когда Гренландия не была островом. Тогда существовала сплошная полоса земли, простиравшаяся от восточной части Северной Америки через Гренландию и Исландию к Скандинавии и Кольскому полуострову. Современный шельф Баренцева моря был тогда сушей. Именно поэтому, изучая современное распространение животных и растений и пытаясь реконструировать пути расселения их предков в прошлом, нельзя опираться только на существование Берингии. 

Мосты

Несколько сухопутных мостов, соединявших Евразию и Северную Америку в начале кайнозоя. Берингийская суша показана под номером 3. По: Brikiatis (2014)

Так что не каждый вид североамериканской фауны или флоры, натурализовавшийся в наших краях, обязательно относится к команде «берингийцев». В наши дни, когда сухопутного перешейка между Евразией и Америкой нет, расселению животных вольно или невольно способствует человек. Достаточно вспомнить здесь успешную интродукцию американского грызуна-ондатры в начале прошлого века, а также вселение в Европу и на север Азии американской норки, попытки восстановления на севере Сибири популяции овцебыка, вымершего здесь несколько тысяч лет назад. Но это уже, что называется, совсем другая история…

Рассказ о берингийском перешейке был бы неполон, если не рассмотреть, какую роль он сыграл в истории рода человеческого – биологического вида Homo sapiens. В современной палеоантропологии считается практически общепризнанным, что родиной человека разумного был Старый Свет, а точнее – тропическая Африка. Северная Америка (да и Южная тоже) долгое время оставались совершенно незаселёнными людьми; проникновение человека на эти земли произошло гораздо позже чем, например, в Австралию. 

Пути расселения.jpg

Предполагаемые пути расселения палеолитического человека из Азии в Америку (по: Кожевников, Железнов-Чукотский, 1995, с изменениями). 1 – древняя береговая линия; 2 – северная граница леса; 3 – зона оледенения; 4 – путь распространения культуры; 5 – места расположения древних стоянок.

Накопленные к настоящему дню очень обширные археологические, палеоантропологические, генетические и биогеографические данные чётко показывают, что коренные жители Америки, обычно называемые индейцами, имеют своих ближайших родственников среди коренных жителей Сибири. Предки индейцев, видимо, мигрировали в Америку, продвигаясь вслед за своей главной добычей – крупными млекопитающими, копытными и хоботными. Конечно, вид наш во многих отношениях отличается от других крупных нелетающих животных. Миграции человека через Тихий океан могли происходить и тогда, когда Берингийский сухопутный мост ушёл под воду. Сначала, скорее всего, совершались переходы по льду, покрывавшему зимой Берингов пролив, а позднее, в голоцене, стали использоваться лодки. Но первые люди в Новом Свете появились на его территории исключительно благодаря Берингову мосту. Детали этого события и точное время заселения Америки до сих пор дебатируются в научной литературе. Современный авторитетный «Справочник по палеонтропологии», выпущенный издательством Springer в 2014 году, датирует проникновение человека в Америку временем, отстоящим от нас на 14–15 тысяч лет в прошлое. Этого сравнительно небольшого промежутка времени оказалось достаточно не только для освоения людьми как Северной, так и Южной Америки, но и для формирования особой аборигенной расы «краснокожих». Другая ветвь переселенцев продвинулась на восток и северо-восток, освоив крайний север Канады и Гренландию. Так появилась особая полярная народность – эскимосы.

Примерно 10 000 лет, с концом последнего оледенения, Берингов мост в очередной раз ушёл под воду. Когда и в каком виде он снова возникнет на карте нашей планеты – остаётся только догадываться.   

Автор: Максим Викторович Винарский, доктор биологических наук, заведующий лабораторией макроэкологии и биогеографии беспозвоночных Санкт-петербургского государственного университета. 

Источник:
https://goarctic.ru/live/beringiyskiy-most-i-ego-obitateli/

При подготовке очерка использованы следующие издания:

Биогеография Берингийского сектора Субарктики. Владивосток, 1986. 220 с. http://ashipunov.info/shipunov/school/books/biogeogr_bering_sekt_subarkt_1986.djvu

Боркин Л.Я., Литвинчук С.Н. 2014. Зоогеография Северного полушария и амфибии: Палеарктика и Неарктика или Голарктика? // Труды Зоологического института РАН. Т. 318. № 4. С. 433–485. https://www.zin.ru/journals/trudyzin/publication.html?id=211

Кожевников Н.П., Железнов-Чукотский М.К. 1995. Берингия: История и эволюция. М.: Наука. 383 с. http://ashipunov.info/shipunov/school/books/kozhevnikov1995_beringija.djvu

Чернявский Ф.Б. 1986. О систематике и истории бурых медведей (Ursus arctos L.) в Берингийском секторе Субарктики // Биогеография Берингийского сектора Субарктики. Владивосток, с. 182–193.

Brikiatis L. 2014. The De Geer, Thulean and Beringia routes: key concepts for understanding early Cenozoic biogeography // Journal of Biogeography. V. 41. P. 1036–1054. https://onlinelibrary.wiley.com/doi/pdf/10.1111/jbi.12310

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.