Богатство и гордость Таймыра: дикий северный олень.

Богатство и гордость Таймыра: дикий северный олень

И так, наверно, будет до конца – 
Что искромётный, гулкий бег оленей
Извечно жжёт и мучает сердца.
Кричит вожак тревожным криком трубным,
Как лебедь у людей любви моля;
Ему в ответ тугим шаманским бубном
Гудит и стонет отчая земля…

Виктор Лощенков

На Таймыре ранняя весна – это время, когда молчит тундра, спит сладким сном под снежным одеялом, но первые лучи апрельского солнца уже выплёскиваются на землю, отражаются от миллиардов прозрачных снеговых кристаллов, разжигая горячим блеском белое безмолвие. И вот тогда начинается…

Симфония движения

Вертолёт плавно идёт над землёй. Круглый глазок бокового блистера – это окно в бесконечность жемчужно-серебристого края Земли. Но что это? Где-то у горизонта снеговое одеяло словно бы пришло в движение. И покатилось волна за волной, неожиданно проявляясь то здесь, то там пепельно-серыми, тёмными, бурыми – вплоть до шоколадно-коричневого цвета – пятнами. И дальше, вперёд, быстрее, туда, где их ждёт расцветшее великолепие северного лета. Ведь именно его олени ждали долгими зимними месяцами в Якутии и Эвенкии, чтобы с первыми тёплыми днями начать свой долгий трудный путь домой.

Основным фактором, влияющим на скорость передвижения животных, является количество свободных от снега площадей – обычно это наиболее ветрообдуваемые места, где растительность появляется прежде всего.

Стадо продвигается от одной проталины до другой, сохраняя, однако, общее направление на север. Скорость движения при этом 3-4 км/час. Когда количество и площадь проталин достигает 20-30% общей площади, скорость передвижения животных уменьшается до 1-2 км/час, так как они кормятся прямо на ходу.

При этом по снегу стадо передвигается цепочкой, оставляя после себя хорошо утрамбованную «тропу», которой может воспользоваться стадо, идущее следом. Эти оленьи тропы облегчают животным прохождение обширных снеговых массивов, что очень важно для важенок на последней стадии беременности. Ведь именно то, что движение на север начинают беременные важенки, является основной особенностью весеннего миграционного потока. Возможно, что толчком к весеннему ходу оленей на север является определённая стадия беременности, так как обследованные эмбрионы важенок, постепенно приходящих к месту отёла, имели одинаковый возраст.

Ранневесенний период, а у нас на Севере это март – май, — время, когда просыпается природа, постепенно оживает тундра, но в жизни диких оленей это самый трудный период: перераспределение и изменение консистенции снегового покрова: то уплотнённый, то подтаявший, водянистый. Вследствие этого – снижение доступности пастбищ, которые не позволяют в должной мере восполнить энергетические затраты у беременных важенок. Мудрая мать-природа облегчила их передвижение по долгому маршруту, позаботившись тем самым о будущем потомстве. А вот к середине мая в миграционном потоке уже присутствуют представители сильного пола – их количество возрастает до 50%. Молодняк одного-двух лет в равной степени присутствует всегда. При этом в конце мая и начале июня передовые стада важенок уже выпасаются в арктических тундрах, а арьергардные стада самцов находятся ещё в районах зимовок.

Началом лета в посёлке Хатанга традиционно считается вторая половина июня. А точкой отсчёта является час, когда река Хатанга вскрывается ото льда. Этого времени ждут, даже заключают пари. А ещё это время, когда в таймырской популяции диких оленей появляется потомство, ибо третья декада июня – это второй сезон в жизни представителей гордого оленьего царства: время отёла.

Появление потомства

В третьей декаде июня, когда ожившая тундра радует щебетанием птиц и появлением первой растительности – осок и пушиц, когда основная часть популяции сосредоточена в северных и арктических тундрах полуострова, прекрасная половина оленьего племени обзаводится малышами, местом рождения которых традиционно на востоке является бассейн реки Верхняя Таймыра. Оленихи стремятся достичь именно этих мест, но, встретившись с препятствиями и будучи вынуждены изменить привычный маршрут, важенки телятся, не добравшись до традиционных мест отёла. Непосредственно перед отёлом важенки задерживаются прямо на маршруте: в этот момент они пугливы и возбуждены, поэтому стремятся телиться в одиночестве и вновь присоединяются к стаду с одно-двухдневным телёнком. Важенки с новорождёнными малышами хотя и рассеяны по тундре, но поддерживают между собой зрительный контакт, что способствует своевременной сигнализации друг другу о появлении хищников.

Новорождённые телята – настоящие борцы за выживание. Природа вложила в них великую стойкость и силу, что во многом определило расцвет этого вида на долгом и трудном пути эволюции сквозь мглу тысячелетий.

Маленькие оленьи детки встают на ноги через 30-40 минут после рожденья, достаточно уверенно ходят через 60-70 минут, узнают голос матери через 3-4 часа после рождения, подходят на её позыв и не реагируют на голоса соседних оленей, даже находящихся вблизи. Важенка уводит оленёнка с места отёла через 5-6 часов после его рождения, через сутки он уже свободно передвигается со стадом. Телята питаются молоком примерно до месячного возраста, когда появляется первая растительность.

В течение лета телята освоят довольно много навыков распознавания наиболее пригодных в пищу растений. Ведь сразу после отёла начинается самый благодатный период в жизни диких северных оленей – жировка и нагул.

Лето

Бывает на Таймыре время, когда изумрудная земная гладь плавно переходит у горизонта в бесконечную голубизну неба, вершиной которого является сверкающий лик незаходящего солнца. Ничто не тревожит величавое спокойствие госпожи Тундры, лишь ветерок мягким порывом подхватывает невесомый пух белоголовой пушицы. Это означает, что в тундру пришло лето. А ещё это время, когда животворный голубоозёрный лик северной земли наполняет своими соками живую Арктику. Наступила благодатная пора для диких северных оленей.

Основная часть популяции в это время сосредоточена в северных и арктических тундрах полуострова. А со второй декады июля, когда растительность даст максимальный выход биомассы, крупные скопления животных разбиваются на небольшие стада в 7-10 особей и начинается период летовок таймырской популяции дикого северного оленя, который в целом длится 50-60 дней на территории около 450 тыс. км или 30% годового ареала животных. Именно в этот период восполняется дефицит питательных веществ после зимовки и отёла. Животные съедают около 10-11 кг зелёного корма за сутки, медленно продвигаясь и при каждом шаге делая 3-5 щипков-скусов, а за минуту – более 40.

Что может отвлечь их? А ничего и… всё что угодно, ведь дикие олени очень пугливы. Но есть одно колоритное явление северной природы, которое заставляет их забыть о необходимости подкормиться и нестись сломя голову в поисках укромного местечка – морозной снежной свежести в середине лета. Потому что «злые гении» северных оленей, как и всего живого при высоких температурах нашего лета, – кровососущие насекомые, комары, а позже – мошки.

 

Только эти маленькие негодяи способны прервать интенсивное насыщение оленей и заставить гордых красавцев тундры удирать от вкусного, сочного корма через отроги гор Бырранга в холод арктического побережья. Но вот уже всё хорошо. Порыв ветра принёс долгожданную свежесть, и снова стада северных оленей рассыпались по необъятной тундре, чтобы, насытившись вдоволь сочным зелёным кормом, подготовиться к долгому переходу по дороге времени.

И снова в путь

Начало августа. Переменчивое, непредсказуемое время. Ещё благоухающая и солнечная земля зовёт и манит к себе тёплой, как парное молоко, водой небольших озёр и речушек, но тундра уже меняет свой окрас. Он постепенно переходит в красно-жёлто-багровый, а небо всё чаще звенит металлом и свинцом. И это необычное сочетание уходящего лета и холодного дыхания грозного Севера манит и зовёт, как то, чего долго ждали, как нечто мистическое, что таит в себе неповторимость нашего сурового края. В это время начинается осенняя миграция диких северных оленей. Хорошее время в жизни животных. Отдохнув и восстановив свои силы на сочных зелёных пастбищах, они начинают передвигаться на юг, на «зимние квартиры», при ещё достаточно высокой доступности кормов, не испытывая пищевой конкуренции, что позволяет им интенсивно накапливать жировые запасы перед трудной долгой зимой.

И опять мудрая мать-природа позаботилась о своих питомцах: начинают движение, как и весной, те половозрастные группы, которые сейчас играют главную роль в поддержании популяции, а именно – быки трёх-четырёх лет, и где-то к концу второй декады августа к ним присоединяются все остальные.

К началу сентября популяция занимает значительную часть годового ареала и наиболее равномерно распределена в его пределах. То есть по пространственному распределению она в какой-то мере идентична поздневесеннему периоду (начало июня). И именно в это время природа даёт ещё один шанс всему живому насладиться последним жемчужным всплеском уходящей поры: наступает бабье лето…

Утренняя свежесть приятно щекочет щёки, а первые лучи тёплого ласкового солнца уже скользят по остывшей за ночь земле, и хрустальным переливом звенят прихваченные ночными заморозками карминно-красно-голубые гроздья брусники и голубики. Хочется бесконечно дышать этой морозно-тёплой свежестью багряного аромата уходящего лета. Всё живое как бы замирает перед броском в зимнее царство. Северные олени в это время осваивают пастбища почти всего ареала от арктических тундр до северной тайги. Движение приостанавливается, и «дикари» наслаждаются последними дарами отцветающей тундры. При высокой доступности кормов в этот период животные, не испытывая пищевой конкуренции, интенсивно накапливают жиры. Ведь впереди их ждёт два завершающих периода годового жизненного цикла.

Гон и зимовка

На Таймыр пришла осень, и торопятся северные олени уйти в места с более доступными кормами, чтобы пережить долгую зиму. Животные спешат, они идут в дождь со снегом, в непогоду, по шуге, по льду… С наступлением морозов и установлением снежного покрова основная часть популяции подтягивается к её авангарду и выпасается в лесотундре и северной тайге, где происходит гон оленей.

Предгонные быки, начинающие осенний ход, в период гона являются тем плодоносящим ядром, которое определяет «урожай» следующего поколения. К концу гона животные, в основном, достигают мест зимовок. Можно отметить постепенное смещение мест зимовок на юго-восток. В 50-60-е гг. олени зимовали в восточной части плато Путорана, в Норильской котловине и на левобережье Енисея – на западе, и восточнее – в районе озера Ессей, в бассейне реки Котуй. В 70-е гг. популяция стала осваивать всю Мойеро-Котуйскую котловину и верховья р. Оленёк, вплоть до 65° с. ш. – подзона северной тайги. В 80-е гг. олени стойко обосновались на севере Эвенкии и в западной области Якутии. Там они переживут долгую-долгую зиму. Но это уже не таймырская история. А весной олени снова отправятся домой, потому что так происходит из поколенья в поколенье…

 

Наталья Малыгина, кандидат биологических наук, Уральский федеральный университет

Источник: https://goarctic.ru/travel/bogatstvo-i-gordost-taymyra-dikiy-severnyy-olen/

Добавить комментарий