Сын медведя (нганасанская сказка)

i_038Живут два тунгуса с шитыми лицами. Но, несмотря на то что они шитолицые тунгусы, все время живут они с тундровыми тунгусами. Самых настоящих шитолицых они давно бросили. Оба тунгуса — братья, от одной матери рождены. Один из них чуть постарше.

У старшего двое детей: одна девочка и один мальчик. От самого большого камня близко они сидели. Диких промышляли. Долго живя здесь, дикого истребили в этих местах. Младший брат говорит:

— Вблизи дикого мы совсем кончали. Там, далеко, в насилу видных отсюда местах, дикий, однако, еще есть.

Отвечает старший брат:

— Так далеко идти худо. Поблизости надо искать.

— Я пойду, — говорит младший брат. — Настоящий хороший учаг есть у нас. Когда солнце заходить будет, вернусь. При слабом свете зари вернусь.

Теперь ушел младший брат. Двух учагов взял с собой. Один учаг очень хорош — ростом прямо с амбар. Из дома поехал на плохом, на хорошем вернуться хочет. На полпути остановился. Видит: очень еще далеко земля. Солнце уже немного поднялось. Поехал на хорошем учаге и дошел той земли, к которой ехал. В самом камне, в крутой долине, реку нашел. В своей вершине река надвое разделилась. На слиянии этих двух рек лайда. На лайде десять диких порозов. Зайдя с верховьев реки из ущелья, закричал. Дикие побежали по удобному для них месту близко, мимо него. В двух выстрелил из лука.

Снял с одного шкуру. Стал снимать с другого. Стал перетаскивать тушу дикого на удобное место. Взял его за рога, приподнял и услышал, как два лука щелкнули. Побежал он, увернувшись от одной стрелы. Но другая стрела перебила ему жилу на ноге.

Вышли тогда из засады два шитолицых. Один длинноногий — Ходукундамату. Другой тонкий, как трава, человек — Нётараку. Говорит им младший брат:

— Эй, друзья! У меня ноги нет. Как пойду? Почему меня украдкой убили? Почему честно не убили? Добейте меня здесь. Дайте мне лук, он близко. Даром я на земле сижу, отведаю вас.

— Нет, — отвечают шитые лица, — зачем лук дадим? — И, повернувшись, ушли пешком эти два человека.

Из стрел сделал себе колодку на ногу младший брат. Насилу дополз до учага. Захватил лук и стрелы. Залез на учага. Раненую ногу на седло закинул и поехал домой. Едет тихо. Скоро как пойдет? Диких бросил. Темно стало.

Хороший учаг сам по следу к чуму идет. Оленья копаница уже близко стала. Вдруг встал учаг. Услышал младший брат крик в своем чуме. Бросил учага и упал на землю. Видит: его старший брат голый пробегает. Между лопаток стрела торчит. Только древко видно. Железный наконечник весь в мясе. За ним двашитолицых гонятся. Один — тонкий, как трава, другой — длинноногий.

Лежа в яме на земле, схватил младший брат лук. Близко пробежал его брат.

— За ним идущие пусть ближе подойдут!

Выстрелил один раз. Длинноногому прямо в переносье попал. Выстрелил в другого. Но промахнулся, видно, в темноте. Услышал, как стрела на землю упала. Парка Нётараку — из белого песца. Видно, что живой убегает он.

Насилу на руках дополз младший брат до чума. В нем ни одного человека нет. Его жены нет, брата жены и детей нет. Тел даже нет. Прилег младший брат на одеяло и заснул. Три дня спал. На третий день проснувшись, услышал шаги на улице. Приоткрыл дверь и посмотрел. Видит: пришел опять одетый в белую парку Нётараку. Лицо у него прострелено. С ним другой шитолицый, с косой*126. Лежа в чуме, говорит младший брат:

— Нётараку! Зайди в чум и добей меня. Очень я мучаюсь.

— Нельзя. Зайдя в чум, сам погибну в нем, — ответил Нётараку и ушел.

От раны в ноге почему пропадет человек? Так сидит голодный. Слышит, скрипит что-то в опрокинутом котле. Толкнул его младший брат поленом. Опрокинулся котел, и увидел под ним он мальчика, сына своего старшего брата.

Так стал с мальчиком в чуме лежать. Как-то говорит мальчик дяде:

— Сядь!

Дядя не отвечает. Умер.

Куда пойдет одинокий ребенок? Жил в чуме, питался остатками еды в котле. Как-то услышал, что кто-то опять пришел к чуму. Открыл дверь. Оказывается, медведь пришел.

Зашел медведь в чум, взял труп дяди и унес на улицу. Вырыл в земле могилу, положил в нее труп и закопали. Затем опять в чум пришел и скулит, как собака. Ребенок, испугавшись, отбегает, прячется. Медведь очень велик. Задние ноги у дверей, сам через весь чум протянулся. Поймал ребенка, вынес на улицу и понес прочь от чума. До берлоги дойдя, в нее запихал мальчика.

Берлога большая, как чум. В ней много медведей ревет. Принесший мальчика медведь один раз взревел. Все медведи за молчали.

Стал жить здесь мальчик, никуда не выходя. Принесший его медведь все время у дверей лежит. Медведи приносят мясо дикого, только без ребер, и другую еду.

Так десять лет прожил здесь мальчик. Вырос сам с чум. С медведями на улицу выходил, смеялся, играл, дружил.

Говорит как-то старый медведь другим:

— Что делать мне с ребенком? Очень большой холод настает. Какую ему парку дам? Надо шить.

Ушел этот медведь. Где-то черную-черную парку достал и принес. Парень оделся в нее и, как медведь, стал.

Еще несколько лет прошло. Уходить стал парень в лес и подолгу смотрел молча на солнце. Это замечал старый медведь. Думает про себя: «Однако, о чем-то он думает?»

Так решив, спросил старый медведь парня:

— Ну, тунгус. О чем ты думаешь?

Отвечает парень:

— Век дума у меня. Были у меня отец, мать, сестра. Куда они ушли? Эту землю искать буду,

Медведь думает: «Как же парень уйдет?» Говорит ему:

— Можешь идти. Но невинных людей не убивай. Твоего отца убил Нётараку. Его ищи. Если же невинных людей убьешь, то сам погибнешь. Я это узнаю и тебя убью. Силы у тебя столько же, сколько у меняло как ты пойдешь пешком? Но я тоже что-то имею. У меня тоже олени есть, дочери есть, санки есть, разное имущество есть. Подожди меня, я искать пойду.

Теперь ушел медведь. День прошел. Все спали. На другой день в полдень приходит и говорит:

— Ну, все готово. Чум-то готов. Иди.

Вышел парень. Видит: к берлоге подошло семь аргишей. Вместо оленей все медведи. Семь женщин — лица людские, парки медвежьи. Одна санка лишняя есть — мужская. Четыре медведя в нее запряжено. Подошел парень к санке и остановился. Старик медведь спрашивает:

— Почему не садишься?

— Есть у меня речь, — говорит парень. — Видел я у тебя лыжи. Ты что, очень жалеешь их?

— Сына просьбе как буду перечить? — отвечает старый медведь. — Возьми лыжи.

Теперь уехал парень с семью аргишами. Все время аргишил, не стоял. Ночь ехал, день ехал, наконец остановился. Думает: «Из этих семи женщин которая же моя жена? Все хороши, все одинаковые!»

Пустили «оленей», чум сделали. Все женщины в чум зашли. Зашел сам в чум. Сбивает снег поленом с бакари и смотрит: одна женщина с верхней стороны у двери сидит. За шесты черная парка засунута, такая же, как у него самого. У других женщин этого нет.

— Это моя жена, — решил парень и сел около нее и с ней потом лег спать.

После этого еще день аргишили. Опять чум сделали. Но своих четырех медведей он не отпустил и поехал дальше. Долго ехал. Ночь, за ней день и опять ночь и день ехал. Через три дня четыре медведя упали на землю. Пошел тогда на лыжах. Так идя, семь чумов нашел.

Бывшие перед чумами люди убежали, завидев нашего человека. Только перед средним чумом остался один что-то работающий человек. Не переставая работать, спросил человек:

— Кто ты?

— Если ум есть у тебя, так слушай, — говорит парень. — Отца у меня нет, матери нет. А ты кто?

— Давно, говорят, сына одного тунгуса медведь унес. Однако, это ты и есть, — говорит работающий человек.

— Верно! Нётараку где сейчас?

— Три дня тому назад Нётараку здесь был, в карты играл. След его видно, — ответил человек.

— У тебя олени сильные Дай мне оленей, — говорит парень.

Одного оленя только дал работавший человек. Запряг его парень в чужую же санку и спросил:

— Этот олень силен?

— Сильный!

— Ну, если сильный, то скоро догоню, — говорит парень. Погнал хореем оленя. Олень рванулся, зарылся в снег и упал. Говорит парень:

— Олень сильный! Но, однако, у тебя сила у самого есть? Дай-ка один раз поборемся.

— Ладно, один раз поборемся, — говорит работавший человек. Поднял хозяин оленя парня вверх и говорит:

— Ну, силы-то только. Чуть от земли отделил.

Обхватил тогда парень этого человека, сдавил, и умер тот. После этого парень опять пешком на лыжах ушел.

Так идя, еще в шести чумах из-за плохих оленей ссорился и задавил еще шесть человек.

Так людей добывая, пешком шел парень. Долго шел и дошел до большой реки. Над водой высокий крутой яр стоит. Вышел на него парень и не находит спуска с него вперед. Вдали же, за водой, виднеется красная сопка.

— Что это за река? — говорит парень. — Если ее обходить, моя дорога очень кривой будет. Надо прямо идти.

Прямо с яра прыгнул парень в воду и скрылся в ней с головой.

Теперь речь сказки*127 прямо в яр ушла. Парня не видно, с головой скрылся. У сопки, на той стороне реки, маленькая речка есть, впадающая в нее. В устье этой речки что-то забурлило, показалась голова. Вышел парень на берег и пошел вдоль речки. Парка сухая. Дошел до истока реки. Здесь оказалось еще семь женщин. Около женщин пещера. Женщины около пещеры дрова рубят. Говорят:

— Зачем пришел? Какой человек? Есть ли у него толк? Толку-то нет у него. Ничего мы ему не скажем!

— Что это за проклятые бабы! — сказал парень и перебил их всех кулаком. Стал искать вход в пещеру. Найдя, зашел.

Пещера высокая, как чум. В ней старый медведь оказался. Говорит парню:

— Зачем вернулся? Какое дело есть? Что натворил?

— Дела нет, — отвечает парень.

— Как дела нет! — говорит медведь. -Я не говорил разве, невинных людей не убивать? А ты выполнил? Греха у тебя нет? Нётараку нашел? Теперь я рассержусь!

Старик медведь силен. Дерется с парнем. Тут две женщины зашли и говорят:

— Эй! Медведя сын! Зачем сердишься? Ты надеешься победить? Однако, не победишь!

Это услыхав, парень выпустил медведя. Спал здесь несколько дней. Потом разбудил его медведь и говорит:

— Вставай, парень! Перед тобой далекий путь.

Парень встал, поел. Старик медведь говорит:

— Теперь ты далеко пойдешь Нётараку искать. Его голова черпая была. Теперь, однако, белая. Других людей сейчас, однако, не найдешь, а Нётараку найдешь.

— Куда пойду? — говорит парень. — Да все равно! Найду и убью!

— Двух белых оленей возьми, — говорит старик медведь.

На двух этих оленях поехал парень по ровной тундре. Старое чумище нашел. Нюк совсем изодран, несколько только шестов стоит. Около чума торчат воткнувшиеся в землю стрелы. Недалеко река.

— Эй! Это, однако, моего отца чум! — сказал сын медведя. В верхней стороне чума лук оказался. Его и много стрел взял сын медведя.

После этого решил в свой чум, где жену оставил, уехать. Приехал туда. Пока его не было, у его жены мальчик родился.

Теперь аргишили. Все время в сторону леса аргишили. Черный камень перешли. За ним остановились. Медведя сын поехал диких искать, думая, что, может быть, и шитые лица попадутся. Семью с сыном оставил. Сын уже вырос. Ростом аршина полтора стал.

Уйдя в сторону леса, дошел до очень большого и густого леса. Противоположную сторону его даже не видно.

Дойдя до этого леса, санку с оленями оставил и пешком пошел, взяв с собой лук со стрелами.

Нашел большую дорогу. Пошел по пей в лес. Шел, шел, немного темно стало. Туман опустился, сильный туман. Нашел в тумане оленью копаницу. На озере, на льду, пляшут тунгусы.

Все озеро усыпано ими. Подойдя к озеру, нашел Норка-нё (т.е. «Медведя сын») один брошенный сокуй и надел его на себя. Войдя в толпу веселящихся людей, тронул одного из них за плечо и спросил:

— Барбы-то чум который?

— Вот прямо. Самый средний чум, — ответил тунгус.

Заметил этот чум Норка-нё и вернулся. В темноте на копанице  сидел. Когда настало время спать ложиться, решил идти. Думает: «Однако, спят, полночь настала».

Взяв лук и пальму, подошел к чуму, на который указал ему тунгус. Открыл дверь — ничего не видно, все спят. Стал бить пальмой направо и налево. Перебил всех. В другой чум зашел — половину перебил, остальные закричали. Люди в других чумах услыхали крик, луки схватили. Много людей оказалось живых на улице. Среди них Нётараку с луком. Как ушел из чума — черт его знает!

Три дня бился со всеми этими людьми Норка-нё. Перебил их всех, остался один Нётараку.

К этому времени у Норка-нё все стрелы кончились. Побежал Норка-нё и набежал на санку в яме. Подбежал близко к санке. Из-за санки кто-то выстрелил и пересек Нётараку жилу на ноге. Оказалось, пришел сын Норка-не и  выручил своего отца.

Вернулся Норка-нё с сыном к чумам шитолицых. Говорит Норка-нё:

— Убитых людей оленей возьмем ли?

Сын отвечает:

— Возьмем! Взять надо!

Нашел Норка-нё здесь свою мать, сестру и вдову дяди. Взял их всех с собой, угнали оленей и стали возвращаться в тундру. Сын все время ночью оленей караулит. Волки приходили — всех их перебил. Перешли еще хребет в сторону тундры и остановились. Говорит сыну Норка-нё:

— Где мы себе товарищей найдем? У меня товарищи медведи были. Ты к ним пойдешь или куда-нибудь в другое место?

Отвечает сын:

— Вроде нас люди есть ли еще или их всех перебили?

— Поди сам поищи, — говорит Норка-нё.

Поехал парень искать на санке. Ушел в сторону тундры. На самом краю леса нашел пять чумов. Живут в них тундровые тунгусы.

— Ты что за человек? — спрашивают парня.

— У меня отец есть, — отвечает парень. — Отца имя как говорить стану? Человек и человек.

— Это не важно, что человек. Почему мы тебя не знаем, тебя не видали здесь раньше? — говорят эти тунгусы.

— Моего отца медведь кормил. У него он и вырос. От дочери медведя и я родился. Такой я человек. Наш аргиш придет, вы не бойтесь, — сказал парень и вернулся домой.

Отец спрашивает:

— Ну, что нашел?

— Пять чумов нашел, пять мужчин. Эти люди смирные. Туда уйдем, ответил парень.

— Не знаю, не знаю, — говорит отец, — может быть, опять в какое-нибудь дело попадем.

— Что может быть худого? Ну, пусть буду я у них гостевать, а париться не будем, — говорит сын.

— Так ладно, — ответил отец.

Подаргишили они к этим чумам близко и встали. Все время здесь стояли. Несколько лет так жили.

Однажды один человек приехал. Два запряженных в санку оленя, как остановили их, сразу упали. Вошел этот человек в чум Норка-нё. Спрашивает старик:

— Откуда пришел, что за дело есть? Олени твои упали от быстрой езды. Наверное, недаром пришел.

— Как недаром! — ответил приехавший.

— Ну, что скажешь?

— Целый народ перебили шитые лица. Ночью пришли. Я оленей сторожил. Крик в чумах услышав, я уехал в пустую землю. Твой чум искал. Мои чумы шитые лица, однако, совсем разорили. Товарища дай мне, или худо это? — говорит приехавший.

— Не знаю, — говорит старик. — Ну, спроси моего сына. Сильнее его людей нет. Однако, его душа в пустой земле не останется.

Согласился сын и уехал с приехавшим человеком. Нашли они разоренные чумы. Собаки и то живой нет. Спрашивает сын Норка-нё (Норка-нё-нё):

— Что будем делать? Поедем мы дальше искать? Или здесь остановимся сперва и чум сделаем?

Решили прямо ехать дальше. Едут на санках и доехали до самого большого камня. От камня сюда много дымов увидели. Тут легли спать, дожидаясь вечера, когда те заснут.

— Может быть, среди них силачи окажутся, тогда днем мы не справимся с ними, — так решили.

В полночь пошли. Норка-нё-нё говорит:

— Чумов много. Ты с дальней стороны заходи, я с ближней пойду. Пойдем по чумам.

Так пошли. Норка-нё-нё перебил людей сперва в маленьком крайнем чуме, затем в другом опять всех истребил, затем в середине чум добыл. За ним еще в четырех чумах перебил народ. Еще пять чумов осталось. К ним подойдя, увидел, что его товарищ бьется с двумя шитолицыми. Стрелы летают. Побежал помогать.

Но не успел дойти, как убили шитые лица его товарища. Прямо в горло стрелы попали. Теперь стал биться с этими шитолицыми Норка-нё-нё. Один шитолицый- тоненький человек, другой с косой. Пока сражались они, настал полдень. Потом стало солнце закатываться. Выстрелил тут Норка-нё-нё и попал в голову большому шитолицему с косой. Потом перебил тетиву лука тоненького шитолицего. Быстро побежал от него пешком тоненький шитолицый. Парень не стал его гонять. Подумал: «Стал бы гоняться за ним, убил бы его — это перед богом был бы грех».

Взял он табун шитолицых, одну девку и вернулся домой. Одну только девку привез, украденную раньше шитолицыми у тундровых тунгусов. Пришел к отцу и рассказал, что товарища у него убили.

— Эй! Это, однако, слабый человек был. Что поделаешь?

С этой девкой стал жить Норка-нё-нё. Годы проходили. Теперь все.

Источник http://teremok.in/narodn_skazki/Severn_skazki/nganskie/sin_madvedja.htm

Добавить комментарий