Медведи и старик(нганасанская сказка)

Тундровый тунгус есть, старик. У него пятеро детей: три сына, две дочери. В чуме на реке живут. Олень один есть.

Вода талая стала, пошел старик на реку промышлять. Три волосяных пущальни у него. Метал их. Немного посидел, рыбы нет. Вернулся домой старик. В чум зашел, чай пил. Говорит потом:

— Может быть, рыба попала!

Ушел опять старик к речке. Видит: у пущальни белый медведь сидит. Перебирает, смотрит ее.

— Ук! — крикнул старик и кусок плавника схватил. Медведь тоже палку схватил. Говорит старик:

— Уходи прочь! Что со мной играешь, почему надо мной шутишь? Дурак я, что ли? Прочь, прочь! Пущальню порвешь!

Медведь вытащил пущальню на берег. Оба ухватились за поплавки пущальни, тащут в разные стороны, палками машут. Говорит старик:

— Ты разве не нгуо? Почему у бедного человека промысел портишь?

Старик на ветке на воде был. Медведь, потянул пущальню, вытащил старика вместе с веткой на берег. На земле старик табак нюхает и говорит:

— Прочь, прочь! Пошто на земле даже не отпускаешь? У меня сейчас Христос-бог есть. От пего ты уйдешь? Я умру, что ли?

Медведь не выпускает пущальни. Схватил старика зубами за шею, трясет.

— Ну, ешь меня. Я сидеть буду, — говорит старик.

Не стал медведь есть старика. Говорит старик:

— Я крещеный человек! Солнцу буду молиться. Солнце! Меня медведь съесть хочет. Это, по-твоему, ладно?

Медведь все-таки его не пускает. Говорит опять старик:

— Я, когда молодой был, в ветке быстро ходил. Ты сильный? Давай померимся, кто сильнее. Я отстану — ты меня съешь. Ты отстанешь — я тебя убью.

Медведь это услышал и поплыл. Старик в ветке быстро поплыл. Говорит:

— Беда будет потом. Обгоняет меня.

Есть у старика пальма. Есть железный крест. В воде омут был. Здесь рядом поплыли.

Думает старик: «Уйдет медведь в омут». Говорит:

— Ну, живей!

Выскочил старик на берег и, когда медведь подплыл, ударил его пальмой. Снял старик с медведя шкуру, в чум его увез и съел.

Ночь прошла. Наутро старик опять к пущальням ушел. Видит: черный медведь пришел,пущальни смотрит. Закричал старик:

— Почему пущальни рвешь? У тебя на земле еды много. Я же у матери воды еду прошу. Почему ты такой?

Медведь пущальню не выпускает. Ухватились они за поплавки и разорвали пущальню.

— Ты не бог, а дурак, — говорит старик. — Ребенок ты, что ли?

Сам старик в ветке, медведь на берегу. Говорит дальше старик:

— Меня убить хочешь? Убей!

Медведь, как человек, на дыбы встал. Старик все говорит:

— Меня надо? У меня Микольский есть. Нынче меня убить хочешь? Давай плясать.

Стали плясать. Медведь пляшет и поет:

— Онтино! Монтино! Хокой, хокой!

Старик поет:

— Хэйро, хэйро!

Целый день плясали. Медведь устал. Голову опустил, глаза закрыл. Думает старик: «Э! Сердце его близко. Ножом одолею ли?»

Кольнул ножом и, в ветку сев, быстро отплыл.

Медведь, за ним бросившись, чуть за парку не поймал. Но умер медведь. Увез старик медведя в чум.

У старшего сына старика шапка красным расписана. Зовут его Красная шапка*124. У другогобакари красные, зовут его Красные бакари*125.

Говорят сыновья:

— Отец! Мы чего-то боимся.

— Оленя храните ночью, если боитесь, — говорит старик.

— Сам храни, — говорят сыновья.

Ночью старик сам оленя караулил. День настал. Встали сыновья. Красная шапка говорит, другой говорит:

— Отец! Что ночью нашел?

— Ничего не нашел, — отвечает старик. — Только аргишить надо. Медведь в этих местах очень плохой.

Сыновья следы увидели отца. Видно, что ночью он ходил в лес. Говорят сыновья:

— Что делал отец в лесу? Посмотрим!

Пошли в лес по дороге отца. Нашли огород с настороженным луком на дикого. В воротах огорода что-то лежит. Дикий, что ли? Нога у него в крови. На боку шкура в крови. Шкура железная.

— Что это? — говорят сыновья. — Как стрелой его добыли? Кожа железная. Этот дикий — сохатый, оказывается!

Вернулись сыновья в чум:

— Отец! Что это? Какой стрелой добыл такого дикого?

— Не знаю! — старик говорит. — Ну, аргишим, оставим его.

Пешком аргишили. К многим тундровым тунгусам присоединились.

Спрашивает старик.

— У вас шаман есть?

— Есть, — говорят, — молодой шаман.

— Давай, — говорит старик, — обо мне шамань. Пусть расскажет,  что со мной было. Сам не скажу.

Шаманил молодой шаман и говорит:

— Медведей ты добывал. В пущальнях двух медведей добыл. У в лесу живущих шитолицых, у их большого шамана, ты зверя добыл. Железного сохатого добыл.

— Так, так. Мое дело, — сказал старик.

— Не на тебе грех, — говорит молодой шаман, — хоть ты и добыл. Сами они тебя искали.

Весною пришли к старику вести: большой шаман шитолицых умер. Кровь на боку была. Теперь все.

Источник http://teremok.in/narodn_skazki/Severn_skazki/nganskie/medved_starik.htm

Добавить комментарий