Мать и сын, сказки народов Приамурья


На концерте Хвоста, в каком-то богемном магазинчике была куплена книжка из серии «Сказки народов России», называется «Храбрый Мэргэн», в ней собраны сказки народов Приамурья.

Первая же сказка стала открытием — мать пожалела еды для сына, прикрылась пустяковой причиной и наказана разлукой с ним. Неясно, наказан ли сын, или то, что с ним произошло, произошло по его воле. Тем не менее, обычное направление вектора обязательств от детей к родителям здесь не наблюдается. Сразу приходят в голову японские рассказы Отоги-дзоси и особенно один из них — «Двадцать четыре примера сыновней почтительности».

Мать и сын.

Однажды мать в амбар пошла, а сын её из-под амбара, что на сваях стоит, просит:
— Матушка, дай юколы из рыбьего брюшка!
— Вот домой придёшь и поешь. Когда ты на улице ел?!
— Матушка, дай юколы, порезанной кусочками!
— Вот домой придёшь и поешь. Когда ты на улице ел?!
— Матушка, дай юколы из рыбьей спинки!
— Вот домой придёшь и поешь. Когда ты на улице ел?!
— Матушка, дай юколы из серединки!
— Вот домой придёшь и поешь. Когда ты на улице ел?!
Затем мать спустилась вниз, а сныа нет, как ни искала, не могла найти.
День и ночь плачет мать.
Так жила-жила, на дворе стало теплеть, птицы стали возвращаться из тёплых краёв.
— Клохту-у-н, про сына моего не знаешь ли, вестей не слышал ли?
Косач говорит:
— Гиленг-гиленг, не знаю вестей про твоего сына!
— Гусь, про сына моего вестей не слышал ли?
Гусь говорит:
— Каланлах-каланлах, не знаю, про твоего сына вестей не знаю!
— Ворон, про сына моего вестей не знаешь ли?
— У летящих позади узнаешь, кар, узнае-е-ешь, кар!
Затем летит лебедь.
— Лебедь, про сына моего вестей на знаешь ли?
-Хун-хун-хун, у твоего сына, — говорит, — и ноги перепончатыми утиными лапками стали, у нос утиным носом стал! Твой сын сказал: «Юколу из рыбьего брюшка, что мне пожалела, пусть сама ест!» Твой сын сказал: «Юколу, порезанную кусочками, что мне пожалела, пусть сама ест!» Твой сын сказал: «Юколу из рыбьей спинки, что мне пожалела, пусть сама ест!» Твой сын сказал: «Юколу из серединки, что мне пожалела, пусть сама ест! Если матушку встретишь, скажи ей так», — сказал он.
Затем птица гаглушка летит.
Мать спрашивает:
— Про сына моего вестей не знаешь ли?
— Матушка, матушка, конгэр-р! Юколу из рыбьего брюшка, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу из верхнего слоя, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу, порезанную кусочками, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу из рыбьей спинки, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу из серединки, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р!
— Дитя, спустись! Дитя, спустись!
— Как же я спущусь, конгэр-р, когда ножонки мои стали перепончатыми утиными лапками, конгэр-р, а нос стал утиным носом, конгэр-р!
Так полетел он и не спустился.

Вообще, стиль изложения сказок в сборнике порой забавен. Чего стоит начало сказки «Как звери ногами менялись»:
Повстречались как-то лисица и лось.
— Что нового? — спрашивает лиса у лося.

Источник tykywak.livejournal.com

Добавить комментарий