Шорцы

shortsyШОРЦЫ, шор (самоназвание), народ вРоссийской Федерации (15,7 тыс. человек). Живут в основном в Кемеровской области (12,6 тыс. человек), а также в Хакасии (1,2 тыс. человек) и Республике Алтай и др. Общая численность 16,6 тыс. человек. Основная территория обитания — бассейн среднего течения реки Томь и её притоков Кондома и Мрас-Су. Выделяются этнографические группы: северная, или лесостепная («абинская»), и южная, или горнотаёжная («шорская»). Говорят на шорском языке тюркской группы алтайской семьи. Диалекты: мрасский, распространённый по реке Мрас-Су и в верховьях реки Томь, и кондомский — на реке Кондома и в низовьях реки Томь, примыкающий к северным диалектам алтайского языка. Распространён также русский язык (свободно владеют 53,6%, считают родным — 40,9%). 

Сформировались на основе субстрата, общего для угров, самодийцев, кетов. В VI—IX веках шорцы входили в состав Тюркского, Уйгурского и Енисейского каганатов и были тюркизированы, частично смешавшись с древне-алтайскими, уйгурскими, енисейско-киргизскими и монгольскими племенами. В XVII—XVIII вв. С шорцами слились пришедшие с Севера (Иртыш, Барабинская и Кулундинская степи) кочевники-скотоводы телеуты. 

В XVII—XVIII вв. русские называли шорцев «кузнецкими татарами «, «кондомскими и мрасскими татарами», абинцами. Сами себя они называли по именам родов (Карга, Кый, Кобый и др.), волостей и управ (Таяш-Чоны — Таяшская волость) или рек (Мрас-кижи — мрасские люди, Кондум-чоны — кондомский народ), за пределами территории проживания — аба-кижи (аба — род, кижи — люди), чыш-кижи (люди тайги). Алтайцы и хакасы называли их по имени рода Шор. Это название широко распространилось и было введено как официальное в XX веке. 

В 1925 был образован Горно-Шорский национальный район с центром в селе Мыски, потом — селе Кузедеево, упразднённый в 1939. Численность в 1926 — 14 тыс. человек. 

До XIX века одним из основных занятий шорцев были выплавка и ковка железа, особенно развитая на севере. Они платили дань железными изделиями тюркским каганам, обменивали их у кочевников на скот, войлок, с XVIII века сбывали железные изделия русским купцам. Русские называли их «кузнецкими людьми», их землю — «Кузнецкая земля». К концу XVIII века, с ослаблением связей с кочевниками и усилением контактов с русскими, изделия шорского кузнечества не выдерживали конкуренции с привозными русскими изделиями, и кузнечество постепенно стало исчезать, основным занятием стала охота. 

Первоначально преобладала загонная охота на крупного копытного зверя (олень, лось, марал, косуля), позднее — пушной промысел (белка, соболь, лисица, колонок, выдра, горностай, рысь) — до XIX века с луком, затем с ружьями, полученными от русских купцов. Охотой занимались от 75 до 90% хозяйств шорцев (1900). Промышляли зверя в пределах родовой охотничьей территории артелями по 4—7 человек (первоначально — из родственников, потом — из соседей). Жили в сезонных жилищах из ветвей и коры (одаг, агыс). Пользовались лыжами (шана), подшитыми камусом. На ручной нарте (шанак) или волокуше (суртке) тащили груз. Добычу делили между всеми членами артели поровну. 

Основным источником питания служило рыболовство. В низовьях рек оно было основным занятием, в других местах им занималось от 40 до 70% хозяйств (1899). По реке передвигались с помощью шестов на лодках-долблёнках (кебе) и берестянках. 

Дополнительным занятием было собирательство. Весной женщины собирали клубни, корни, луковицы и стебли сараны, кандыка, дикого лука, черемши, пиона, борщевика. Корни и клубни выкапывали корнекопалкой-озуп, состоявшей из изогнутого черенка длиной 60 см с поперечной перекладиной-педалью для ноги и железным лезвием-лопаткой на конце. Собирали много орехов и ягод, в XIX веке — на продажу. За кедровыми орехами отправлялись семьями и артелями, живя в тайге по нескольку недель. В лесу строили временные укрытия, из дерева и бересты делали орудия и приспособления для сбора орехов — колотушки (токпак), тёрки (паспак), сита (элек), веялки (аргаш), лукошки. Издавна было известно бортничество, у русских заимствовано пчеловодство. 

До прихода русских на южных пологих склонах было распространено подсечно-огневое мотыжное земледелие. Для этого семья поселялась во временном жилище на пашне на несколько недель. Землю взрыхляли мотыгой (абыл), боронили суком. Сеяли ячмень, пшеницу, коноплю. Возвращались на пашню осенью для уборки урожая. Зерно молотили палкой, хранили в берестяных чанах на сваях, мололи на ручных каменных мельницах. С развитием контактов с русскими на севере в степных и горных районах распространились пашенное земледелие и русские земледельческие орудия: соха, иногда плуг, борона, серп, водяная мельница. Засевали значительные площади, главным образом пшеницей. От русских же шорцы усвоили стойловое разведение лошадей, а также упряжь, телегу, сани. 

Женщины ткали на примитивных станках из конопли и крапивы, выделывали кожи, изготавливали утварь из дерева и бересты; мужчины были заняты промыслами, обработкой дерева, рога, кожи. Были развиты художественная резьба и выжигание по кости (на табакерках, черенках ножей, пороховницах и др.), вышивка. По Томи и в низовьях Мрас-Су было известно изготовление лепной керамики. 

После Октябрьской революции шорцы утратили большинство форм традиционного хозяйства. Современные шорцы организованы в хозяйства и промысловые артели, часть занята на лесозаготовках и добыче золота. 

В XIX — начале XX вв. у шорцев были сильны родовые отношения. Границы административных единиц (волостей) совпадали с границами расселения отцовских родов (сo;ок), они управлялись выборными родовыми старейшинами (паштык). Члены рода называли себя карындаш («единоутробный»). За родами были закреплены охотничьи и земледельческие угодья, в XIX веке они перешли в пользование больших семей (тoль). Внутри рода раскладывались ясак и подати. Большие семьи включали 2—3 поколения. К конце XIX — начале XX вв. у северных шорцев стали развиваться территориально-соседские отношения, имущественная дифференциация. Выделились богатые торговцы и ростовщики, скупщики пушнины (таныш), родовая администрация, появилась эксплуатация наёмного труда. Большая семья стала распадаться на малые. 

Небольшие селения шорцев — улусы на севере и аилы на юге — часто переносились на новое место — по случаю смены пашни, смерти кого-либо из родичей и т. п. Состояли из нескольких низких четырёхугольных срубных домов (юрт) с берестяной крышей. Они отапливались глинобитным очагом (кебеге) типа чувала. В XIX веке распространились избы русского типа, особенно на севере, у бедняков — срубные полуземлянки. 

Временным жилищем (на пашне — для земледельческих работ, в тайге — во время охоты и заготовки орехов) были одаг — коническая постройка из брёвен и жердей, крытая берестой, — летом и агыс — каркасное жилище в форме усечённой пирамиды из брёвен, досок, жердей, крытое ветвями или берестой, с очагом в центре — зимой. Бедняки жили в таких строениях постоянно, утепляя их берестой и землёй. Были распространены срубные свайные амбары (тастак, анмар). Современные шорцы живут в срубных домах, сохраняются амбары, охотничьи жилища, юрты используются как летние кухни. 

Мужская и женская одежда состояла из рубахи (кунек), штанов (чембар, штан) и халата (шабур) с вышивкой у ворота, на обшлагах или подоле. Зимой надевали несколько халатов. Их носили, запахивая слева направо и подпоясывая кушаком (тюркская черта). Женская рубаха — длинная с разрезом на груди. Южные шорцы делали одежду из конопли и кендыря, северные — чаще из покупных тканей, зажиточные носили покупную одежду, зимой — овчинные шубы, крытые материей. Обувью служили кожаные сапоги (одук, чарык) с длинными голенищами (у бедняков — из кендыря). Вместо портянок ноги обматывали мягкой травой-осокой. Женщины носили платки, мужчины — шапки: картузы из ткани, кожи или бересты, круглые холщовые шапки в форме колпака с круглой тульёй, на макушке собранной в сборки, иногда вышитой, зимой — меховые. 

Первоначально основными продуктами питания шорцев были мясо зверей и птиц, рыба, дикорастущие растения. Мясо жарили на костре, варили, рыбу варили. Лук, черемшу, кандык ели сырыми, сарану, кандык варили в воде или молоке, сарану также пекли в золе, черемшу ели солёной. Корни дикого пиона сушили и варили несколько раз, чтобы уничтожить их ядовитость, растирали на ручной мельнице и готовили кашицу или лепёшки. С развитием земледелия распространились мука и крупа из ячменя. Муку (талкан) ели с чаем, молоком, мёдом, маслом, сметаной, из неё варили кашу (саламат), крупу (шырак) добавляли в суп, кусочки пресного пшеничного теста (тутпаш) варили в воде, иногда с рыбой или мясом, либо в молоке. Пресные лепёшки (тертпек) варили в воде, ели с супом или ухой. Хлеб (калаш) был распространён на севере, в основном у зажиточных. Степные шорцы употребляли молочные продукты: кислое молоко, пресный сыр (пыштак), творог, масло. Зажиточные покупали конину. Из ячменной муки делали брагу (абыртка) и водку (арагы). Пили чай. 

У шорцев был развит богатый фольклор: сказки, охотничьи рассказы и легенды, предания (пурунгу чоок, ербек), песни, поговорки, пословицы (улгер сос, кеп сос), загадки (тапкак). У телеутов северные шорцы заимствовали героические поэмы (кай, ныбак), исполняемые под аккомпанемент двухструнного музыкального инструмента — комыса. 

Традиционные культы — промысловые, родовые, шаманизм, культы духов-хозяев гор (таг-ээзи) и рек (су-ээзи). Духам-хозяевам приносили в жертву лошадей. Определённые обряды были связаны с охотой на медведя. Шаманство шорцев имело родовой характер: шаманы наследовали свой дар и духов-покровителей в рамках рода. Атрибутами шамана были бубен и колотушка. Традиционные верования и мифология, поминально-погребальные обряды, камлания частично сохраняются у современных шорцев. С 1985 возобновляются традиционные праздники — праздник прародителя Ольгудека, весенне-летний праздник Пайрам и др., сопровождающиеся исполнением эпоса и песен, спортивными состязаниями и т. п. 

Первые православные миссионеры появились среди шорцев в 1858. В 1880-х годах была создана письменность на основе русского алфавита, издавалась церковная литература. В 1920-е гг. появляется учебная литература. Создаётся национальная интеллигенция. 

В 1980-е гг. возрождается интерес к традиционной культуре: в 1989 принята программа возрождения Горной Шории, создаются шорский национальный парк, фольклорные ансамбли, в Таштаголе, Мысках, Спасске изучается шорский язык.

Источник http://www.etnolog.ru/

Добавить комментарий