Происхождение селькупов

selkup2Селькупы — один из самых малочисленных народов Сибири. По переписям 1897 и 1926—1927 годов, общая численность селькупов составляла около 6000 человек, по переписи 1989 года — 3612 человек, по переписи 2002 года — 1 797 человек. Расселены они в восточном секторе Западно-Сибирской равнины очень рассеянно. Административно селькупы относятся к Красноселькупскому району Ямало-Ненецкого автономного округа (1632 чел.). Туруханскому раиону Красноярского края (367 чел.) и Каргасокскому, Верхнекетскому, Колпашевскому районам Томской области (1382 чел.).

В этнографии обычно выделяют северных и южных селькупов — эти труппы разобщены территориально. Северные, тазовско-туруханские, именуют себя селькуп и шOлькуп, что означает «лесной человек». Они живут вблизи рек Турухан, Еголуй и Таз, а также по среднему и верхнему течению Пура. Южные, среднеобские или нарымские, среди которых обособляются чумыль-куп — «земляной человек» и суссе-кум/шеш-куп — «таежный человек», расселены в Среднем Приобье по рекам Тым и Кеть, нижнему течению Васьюгана, верхним притокам Парабели и по Оби.
По антропологическому типу селькупы относятся к уральской переходной расе (при участии европеоидной примеси). Селькупский язык причисляется к самодийской группе уральскои языковой семьи. Среди лингвистов и этнографов нет единого мнения о количестве наречии и диалектов селькупского языка. Ученые выделяют северное — тазовско-баишенское и нарымское, нарымско-кетское наречия; в последнем нередко разграничивают центральное — нарымское и южное — кетское.

selkupДо конца XIX века селькупов, наряду с ханты, манси и кетами, назвали «остяками» или «остякосамоедами». В некоторой степени это связано с тем, что в прошлом селькупы, включавшие несколько племенных объединений, не имели единого самоназвания—этноним селькупы происходит от самоназвания северной группы. В начале XVII века селькупские племена чумульгула, сюсигула, шиешгула, сельгула, тегула, соргула, пайгула, кайбангула были расселены в Среднем Приобье от Сургута до Томи. Северными их соседями были лесные немцы и энцы — Нумто и верховья Taзa, западными — ханты — устье Иртыша, южными — сибирские татары — лесостепи Обь-Иртышья, восточными — кеты и эвенки — бассейн Енисея.
В прошлом у селькупов существовали укрепленные «городки» (кор, кора), их остатки можно встретить во многих районах Приобья. Они сооружались на возвышенных местах или мысах. Укрепление городка-кора, как правило, состояло из вала, рва и частокола. В систему обороны входили засеки с настороженными луками-самострелами. Жилищами служили большие бревенчатые землянки с длинными подземными коридорами, выходящими к реке (карамо). По рассказам селькупов, «богатыри» (сенгира) строили «военные двухэтажные землянки» (мютымате). В верхней части укрепления устраивался помост в стенах прорубались узкие щели для стрельбы из луков. Иногда несколько (от 2 до 20) землянок обносились земляным валом. Проникнуть в такую крепостницу можно было только с реки на лодках, для которых на берегу устраивалась пристань — деревянные настилы и подмостки. Для защиты городка от внезапного нападения в воде заостренные колья, на них натягивались веревки.
Наряду с городками кора у селькупов имелись городища-крепости типа укрепленных лагерей (коч, кэтты). Внутри крепости, обнесенной двумя-тремя линиями валов и рвов, находилась резиденция князца (кок.), здесь же располагались жилища его лучших воинов-лаков (л`ак/ляк — «воин», «стрелок», «товарищ»). Основное население проживало в окрестых юртах (эд) в случае военном опасности собираюсь за стенами крепости. Войско князя состояло из тяжело-вооруженных воинов — кызы-порог куп — «.люди железных парок» и стрелков. Имея многочисленную дружину, князь собирал дань — калан, ерманты — как со своего населения, так и с завоеванных народов. У княжеского дома или на центральной площади города устанавливались идолы, столб по-парге с антропоморфным изображением помост для жертвоприношений. Княжеский «городок» одновременно выступал военно-оборонительным, административно-политическим и культовым центром.
До XVI века у селькупов было высоко развито керамическое производство, металлообработка и ткачество. Из глины и изготавливалась разнообразная посуда, грузила, литейные формы, тигли, пряслица, курительные трубки, детские игрушки, культовая скульптура. Из «дикой кудели» — саатчу — селькупские мастерицы ткали тонкие холсты. Согласно легендам селькупы выплавляли металл «из камня» — пох- и считали себя первыми изобретателями плавки металлов. Селькупские кузнецы — чакурикум — славились умением изготовлять оружие, панцири, шлемы, маски, зеркала и украшения. Имеются свидетельства о распространении в прошлом у южных селькупов мотыжного земледелия, в частности ими практиковалось выращивание ячменя и табака. Одна ко селькупское земледелие, металлургия ремесла не могли выдержать конкуренции с привозным зерном и изделиями промышленною производства, поэтому к XVII веку постепенно исчезает местная керамика и ткачество,. повсеместно pacпространяются привозные товары. Пожалуй, только кузнечество сохранялось у северных селькупов до недавнего времени.
Первое письменное упоминание о селькупах, именуемых Пегой (Пecтpoй) Ордой’, относится к XVI веку. Во главе Пегой Орды, с центром в Нарымском Приобье, стоял селькупский князь Воня. Вероятно, складывание военно-политического союза Пегая Орда было вызвано постоянным давлением на селькупов со стороны южных и западных соседей.
После разгрома Сибирского ханства в 1594 году по царскому наказу на селькупскую Пегую Орду был предпринят военный поход. Собравшиеся в Обском городке (поставлен в 1585 году Иваном Мансуровым в устье Иртыша) князь Федор Барятинский и Владимир Аничков со служилыми людьми, березовские казаки и отряд кодских остяков князя Игичея двинулись на восток. «Обской городок» был разломан. Резиденцию наступавших па Пегую Орду войск предстояло перенести «вверх по Оби», где должно «город ставити в Сургуте». Войско князя Вони оказало упорное сопротивление дружинам русских воевод и их союзникам. Однако один из сыновей Вони (Урхнк) был захвачен в плен казаками, обещавшими «отдать Воне сына, если он принесет ясак и изъявит покорность». В царском наказе о строительстве города Сургута предписывалось: «Вонина сына Урунка, взять с собой в новым город и отцу его наказать, чтобы он собирал с Пегой Орды ясак и доставил его туда же, ясак этот принять и сына Вонина отпустить к отцу». Желая освободить сына, князь Воня привозит ясак в Сургут. Однако уже в следующем году платить дань он отказался. В 1596 году сургутский воевода Осип Тимофеевич Плещеев в своем письме просит у Москвы разрешения поставить острог на Пегой Ор¬де, чтобы держать ее в повиновении и «сполна» собирать ясак.
Заключив союз с «подкочевавшим» к Пегои Ор¬де царем Кучумом, селькупский князь Воня намеревался взять Сургут. Поэтому весной 1597 года для окончательного покорения Пегой Орды была снаряжена военная экспедиция. В Сургут присланы ратные люди и «юртовские татары» из Тобольска, «наряд» (5 пищалей) и остяки кодского князя Игичея. Возглавил поход на Пегую Орду сургутский письменным голова Иван Колемин. На заранее приготовленных судах войско из 300 казаков и 150 служилых людей выступило вверх по Оби. Пегая Орда потерпела поражение и с основанием Нарымского острога была окончательно подчинена Московским государям.
В начале XVII века на ее территории был образован Сургутский уезд и туземное население Среднего Приобья было обложено ясаком. Признавший власть русских государей второй сын Вони, Тай-бохт, получил в управление Верхне-Подгородную Нарымскую волость. Царская жалованная грамота гласила: «И мы Пегая Орда князца Taйбoхтy Вонина пожаловали: ясаку с него имать не велено, а велели ему нашу службу служить и жить велели в Нарымском остроге, а нашего годового жалования велели ему давать по три рубли денег, да хлеба по четыре чети муки, по чети круп, по чети толокна, по пуду соль на год».

selkup3Вслед за отрядами русских казаков и кодских остяков на «селькупскую Обь»- хлынула волна угров-переселенцев. Невозможную роль в закреплении хаты на селькупских землях сыграло пожалованне Федором Иоанновичем — кодским (остяцким) князьям Алачевым за их службу двух волостей на реке Вах. Угорским «клин» прошел по селькупским землям — с запада на восток по Оби, захватив реки Вах и Васьюган. Часть селькупов была ассимилирована ханты, часть ушла вверх по Оби, часть продвинулась из Среднего Приобья на север, в район рек Таз и Турухан, в результате чего сложилась северная группа.
Северные селькупы (ненцы называли тазовских селькупов тасунг хаби русские старожилы Туруханского края — сургутами) были вынуждены отвоевывать новые земли у энцев и ненцев. Одним из главных героев селькупских предании, повествующих о войнах с кэлек тамдыр (ненцами/энцами) был вождь Hемай Порга Ира («Старик Заячья Парка»). По легендам, придя на реку Таз, Немай Порга встретил здесь богатый народ, владевший огромными стадами оленей. Поселившись в землях оленных людей, он совершает постоянные набеги на их стойбища: то пользуясь отсутствием мужчин, угоняет оленьи стала, то под видом гостя созывает мужчин для разговора в один чум и быстро расправляется с собравшимися безоружными людьми, то поджигает стойбища и убивает выбегавших из горящих чумов людей стрелами или копьями-пальмами.
Переселение селькупов из Среднего Приобья на реки Tаз и Тypyxaн (в иную климатическую зону) повлекло за собой значительные изменения в их хозяйственной деятельности, материальной и духовной культуре.

Добавить комментарий