Кто такие вепсы?

110692_orВепсы – это небольшая финно-угорская народность, до 1917 года в официальных документах Российской империи именовавшаяся чудью.

Скорее всего, дело здесь в русских летописцах, которые ввели этот термин в деловой оборот во избежание путаницы, т. к. у славян слово «весь» обозначало «село» (например, белорусские эквиваленты: деревня – вёска, сельский – сельскi, вясковы). Поэтому «вепсы» – современный этноним, получивший широкое распространение уже в наши дни.

Хотя, если верить историкам, одно из первых упоминаний о вепсах, или точнее, – о племени вас, принадлежит перу остготского историка Иордана. А это, между прочим, – VI век нашей эры. Четырьмя столетиями позже, в X веке, этноним висуиспользует в своих трудах арабский историк Ибн Фадлан. А с XI века название «весь» появляется и в русских летописях. Хотя встречается оно довольно редко. Как уже упоминалось, значительно чаще в таких русских источниках, как писцовые книги или жития святых используется иное наименование древних вепсов, позже ставшее официальным, – чудь.

Сейчас трудно сказать что-то конкретное по поводу происхождения и исторической родины этого народа, но очень похоже на то, что вепсы обособились от иных прибалтийско-финских народов во второй половине 1-го тысячелетия нашей эры. В то время они занимали часть территории юго-восточной Прибалтики, о чем косвенно свидетельствует современное название Чудского озера, имеющего один корень с прежним, официальным наименованием вепсов.

Именно оттуда, с юго-востока Прибалтики, вепсы начали постепенно перемещаться севернее и северо-восточнее, о чем говорят раскопки курганных могильников X-XIII веков в юго-восточном Приладожье, которые, как выяснилось, являются именно древневепсскими захоронениями. Уже из Приладожья вепсы двинулись севернее и восточнее. Их переселение шло, по всей видимости, несколькими этапами-волнами. И у каждой такой «волны» была своя судьба.

Так вепсы, проникшие в XII-XIII веках в районы, расположенные севернее реки Свирь, были полностью ассимилированы проживавшими там карелами и дали начало двум самостоятельным ветвям карельского этноса – карелам-ливвикам и карелам-людикам. Самые восточные из вепсских переселенцев, полностью растворившись среди коренных народностей тех мест, всё-таки оставили свой заметный след в формировании западных коми. Часть вепсов была ассимилирована славянскими колонизаторами, осваивавшими эти территории.

Те же вепсы, которые сохранили свою национальную самостоятельность, к последней трети XV века расселились вокруг Онежского озера (в Обонежье) и в Заволочье – области в бассейне рек Северной Двины и Онеги (за волоками, связывающими в единую транспортную артерию Онежское, Белое озера и реку Шексна).

Правда, одно время считалось, что вепсы как народность исчезли, что они полностью растворились в живших с ними по соседству карелах, коми, славянах. Только выдающемуся языковеду, историку и этнографу, русскому академику финского происхождения Андрею Михайловичу (Андерсу Йохану) Шёгрену удалось установить, что это далеко не так. В ходе продолжавшейся с 1824 по 1829 год экспедиции, организованной в целях изучения языков Русского Севера, родственных финскому, а также истории и традиций людей, разговаривающих на этих языках, он убедительно доказал всем пессимистам, что нет – живы ещё вепсы! Так же, как и жив их язык – самостоятельный, оригинальный и отнюдь не являющийся диалектом финского.

Впервые численность вепсов определена по материалам переписи (ревизии) 1835 года академиком Петром Ивановичем Кёппеном. По его данным, на тот момент времени их проживало: в Олонецкой губернии – 8 550, в Новгородской – 7 067 человек. А всего на территории европейской части России – 15 615 вепсов.

К сожалению, за прошедшее время (а это почти 18 десятилетий!) вепсов у нас в стране не стало больше. По последней переписи 2010 года их численность составляет 5 936 человек. Большая часть из них, так называемые северные (или прионежские) вепсы, проживает на юге Карелии (юго-западное побережье Онежского озера). В 1994 году здесь даже была образована Вепсская национальная волость с центром в селе Шелтозеро, включавшая в себя 14 населенных пунктов. Однако с 1 января 2006 года, после вступления в силу закона «Об общих принципах организации местного самоуправления» эта административно-территориальная единица упразднена и сейчас на территории Прионежского района Карелии три вепсских сельских поселения – Шокшинское, Шелтозерское и Рыборецкое.

Всего, по данным переписи, в Карелии живет 3423 вепса. Но больше половины из них – в столице республики, Петрозаводске, где их численность составляет менее 1% от всего населения города. Соответственно, уже сейчас можно сказать, что при таких условиях северные вепсы обречены на неизбежную ассимиляцию, которая может произойти уже в самом ближайшем будущем.

Вторая группа, средние (оятские) вепсы – проживает на северо-востоке Ленинградской и северо-западе Вологодской областей. Это район истоков реки Паша, верхнее и среднее течение реки Оять. Третья группа – южные вепсы, территориально отнесена к востоку Ленинградской и северо-западу Вологодской областей (южные склоны Вепсовской возвышенности).

Самая большая по площади территория, на которой живут вепсы, расположена на стыке трех административных районов Ленинградской области – Подпорожского, Тихвинского и Бокситогорского. Но по численности… Это 1672 человека. Ещё 76 вепсов проживает на территории Лодейнопольского района. Остальные 271 человек – в других районах Ленинградской области.

Все вепсы Вологодской области (412 человек) живут на территории единственного района – Бабаевского, в котором находится одно национальное сельское поселение – Куйское (деревни Кийно, Никонова Гора).

В общем, всё достаточно грустно. Поэтому, наверное, нет ничего удивительного в том, что специальным распоряжением Правительства России в апреле 2006 года вепсы включены в Перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, а уже в 2009 году вепсский язык отнесен ЮНЕСКО к категории исчезающих.

На этом, в целом, довольно грустном фоне, яркими, дарящими какую-то надежду звездочками горят усилия энтузиастов, благодаря которым сохраняются не только материальное наследие, традиции народа, но и память о такой непростой его истории. Одной из таких звездочек является Вепсский этнографический музей в селе Шелтозеро.

Так что – не будем о грустном. Надежда всегда умирает последней. Но если она не умерла… Значит, живы ещё вепсы! Как живы их язык, обычаи, традиции.

Добавить комментарий