Сказки Якутии. Медведь и лиса.

   В старину медведь и лиса были очень большими друзьями. И в жизни, и в делах, и на охоте действовали сообща. С наступлением зимы медведь засыпает, лиса же не спит. Потому медведь говорит своей подруге лисе:

— Ты зимой никуда не ходи. Увидят твои следы — по следам придут и убьют. Поэтому спи со мной, — говорит.

— Нет, никуда не пойду. Поверь. Тебя, своего друга, разве брошу? — говорит лиса.

Медведь засыпает. А лиса не спит, все ходит, шалит-шумит, [но] данного медведю твердого слова не нарушает. И все же очень хочется ей выйти на воздух. Отворит дверь и весь долгий день носится-резвится снаружи, к себе домой только глубокой ночью приходит. Каждый день так гуляет.

И однажды до того расшумелась, что разбудила своего медведя. Когда вернулась домой, медведь-то лису высек — шкуру спины глазам показывает. С тех пор лиса не гуляет, лежит на одном месте. С едва приметным светлым дыханием, с чуть теплящейся белой душой лиса-бедняжка в нетерпении зиму [еле] пережила.

Наступает весна, медведь из своей берлоги выходит.

Медведь

— Ну, гуляй, ну играй! Играть-веселиться сейчас пора наступила, — говорит медведь.

Вот они вдвоем ходят. Медведь очень боится бекаса, пугается его, от этого лиса до колик в печени покатывается со смеху. На это медведь каждый раз гневается, чуть не до смерти лису избивает. Не может больше лиса ходить вместе с медведем — кончилось терпение. Обдумывает-ищет способ, как сбежать от медведя.

И вот однажды лиса говорит медведю:

— Медве-е-дь, друг, ты чего боишься? — говорит.

— Больше всего я боюсь вот этого зверя, вылетающего из кочек с криком «ньаас», — а больше ничего не боюсь! — говорит медведь.

— Ясно. А я больше всего боюсь шагающего на двух ногах поперечноглазого зверя, — говорит лиса.

— О-о! Ну и ну, нашла кого бояться. Поперечноглазый ведь мой родственник. Вначале я был поперечноглазым, потом стал медведем, — говорит медведь.

Лиса-то над медведем давай насмехаться:

— И вправду смахиваешь ты на поперечноглазого: ступаешь грузно, очень вспыльчивый, так можешь и убить меня, — говорит.

— Если ослушаешься меня, и вправду убью. Берегись, — сказал медведь.

— Вот что, медведь! Оказывается, ты не боишься поперечноглазого. Перво-наперво, [он] твой родственник, поэтому ты поперечноглазых всяко — хоть силой, хоть хитростью — сможешь одолеть. А я поперечноглазого боюсь. Ты охоться на поперечноглазых. Я же буду охотиться на того, кого ты боишься: на кричащего «ньаас». Посмотрим, кто из нас больше добудет, — говорит лиса.

— Верно сказала, лиса. Если много добудешь кричащих «ньаас», то для меня опасности станет меньше. А если я добуду поперечноглазого, то опасности станет меньше и для тебя, и для меня. Однако тебе ли, такой, добыть кричащего «ньаас »! Мне же стоит только захотеть, стану добытчиком, — говорит медведь.

Все же договорились, что встретятся на этом месте через девять дней. С тем и разошлись охотиться в разные стороны.

Медведь хотел было добыть поперечноглазого, но в тот же день сам стал добычей поперечноглазого. А лиса кричащих «ньаас» прямо-таки сотню добыла.

Лисица

Когда истек девятый день, пришла на то место, где условилась встретиться с медведем, — а медведя-то сегодня и нет. Ждет, ждет, а медведя ее все нет и нет. Пошла тогда лиса по следам своего медведя. Обнаружив-узнав, что поперечноглазый убил ее медведя, помочилась на медвежьи кости. Тогда это увидел, оказывается, один медведь. Тот медведь лису невзлюбил. С тех пор, говорят, дружбе лисы и медведя пришел конец.

Источник: https://www.yakutskhistory.net/якутские-сказки/сборник-якутских-сказок/

Добавить комментарий