Охота и рыболовство

Охота


Child with arbalest

Охотничий промысел разделялся на мясной (на
крупного зверя или птицу) и пушной. Основную роль играл пушной промысел, на
первом месте которого стояла белка, а в отдаленном прошлом — соболь, который
являлся основной единицей при уплате ясака. В верховьях Конды был значителен
промысел бобра, шкура и "струя" которого очень ценилась. "Лесовать" ханты и
манси начинали с конца сентября, когда выпадал первый снег. В середине декабря
возвращались домой для сдачи пушнины и закупки товаров. Далее лесовали до
апреля. Со вскрытием рек начиналось рыболовство и охота на птиц.

Ружья у обских угров появляются в ХVIII в. В
начале ХХ в. кремневые ружья вытесняются ружьями центрального боя. При охоте на
крупного зверя применялись копья. Соболя промышляли всю зиму ружьём, капканами и
сетями — обметами. На белку ходили с собаками, которые выслеживали зверьков. Ещё
до ХХ в. на промысле белки и бобра использовали лук со стрелами, которые имели
тупой наконечник, не портивший шкурки. Добывали белок также плашками и черканами.
На россомах настораживали капканы. Юганские ханты добывали множество северного
зайца и на ярмарку привозили шкурки возами. Промышляли зайца самострелами,
капканами и пастями. На лисицу ходили с ружьём, или изредка устраивали гон на
оленьих нартах. Иногда добывали лисят из нор подкопом, выкармливали рыбой, а по
осени забивали. В августе — сентябре начиналась охота на лося. Охотник
выслеживал зверя и гнал его иногда по 4 — 5 дней , пока не приближался на
расстояние выстрела. На сухих болотах и островах лося добывали самострелами.
Добывали лося и старинным коллективным способом — загородками и ямами,
устраиваемых на путях миграций животных. Манси строили длинные изгороди (до 70
км ), в две жерди. В изгороди оставляли несколько проходов. По обеим сторонам
прохода настораживались самострелы с длинными стрелами и наконечниками в виде
ножей. При проходе лося, стрелы попадали ему между лопаток. Иногда удар был
настолько силен, что пробивал грудную клетку животного насквозь. Иногда в
проходах выкапывали глубокие ямы, устанавливая на дне колья с ножами, и
тщательно маскируя все хворостом.

Боровую птицу, главным образом глухаря, добывали
ловушками, которые ставились недалеко от дома, что бы дети и старики могли их
осматривать. Промышляли птицу и ружьем. Главная охота на боровую дичь проходила
осенью. Добытую птицу заготавливали впрок — вялили на солнце, или коптили на
огне.

На водоплавающую птицу охотились весной и летом.
Весной уток и гусей добывали перевесами . В камышах делали просеку,
перегораживая ее сетями. Во время перелета уток и гусей приманивали чучелами и
били из ружей.

До недавнего времени у хантов и манси бытовали
ручной лук и самострел. Лук самострела делался из цельного дерева. Ручной лук
был сложный: склеивался из двух полос дерева: внутренняя делалась из кедровой
"крени", а наружная — из березы. Склеенные полосы оборачивались полосками
вываренной бересты. Тетиву делали из крапивы или конопли; для этого обматывали
тончайшими берестяными полосками. Длина лука была приблизительно 2 м., стрелы
длинной 0,5 м.

 

Рыболовство


That is the catch!

Ханты и манси селились вдоль рек и знали реку не хуже леса. Рыболовство было
и остается одной из основных отраслей хозяйства.

С рекой
ханты и манси связаны с детства и на всю жизнь. В первое весеннее поло­водье
мать смачивает на берегу реки макушку семилет­него мальчугана. Обряд совершен —
и теперь вода не должна накрыть с головой малыша — подрост­ка — мужчину —
старца.

Но прежде
чем сделать обласок — лег­кое, ходкое, надежное судно, надо хорошо над ним
по­работать. Это делается в несколько этапов, и каждый из них одинаково
ответствен. Первый этап — найти и сва­лить нужное дерево. Оно должно быть
ровным, без
сучьев, со здоровой сердцевиной. После того как дерево свалено, отрубается
нужный кусок, смотря по тому, на сколько человек рассчитана будущая посудина.
Два размаха рук — обласок на одного че­ловека.

Бревно
доставляется на место и обрабатывается сна­ружи — ему придаются очертания лодки.
Эта работа делается топором и специальным стружком. Первый этап пройден. Теперь
не менее важный — выемка дре­весины изнутри. Но как сделать, чтобы стенки
посуди­ны были одинаковой толщины — иначе она не будет со­хранять равновесие?
Нужно просверлить луковым свер­лом снаружи равномерно весь обласок и вогнать
туда короткие шпеньки — толщиной в указательный палец того, кто будет плавать.
Чтобы шпеньки были нужной длины, выстрагивается дощечка, в которой
про­сверливаются отверстия — ровно столько, сколько шпеньков и сколько отверстий
в обласке. В отверстия вгоняются палочки и обрезаются с обеих сторон. Дощеч­ку с
одной стороны натирают сажей, выбивают шпеньки и вбивают их окрашенной стороной
внутрь обласка. И вот — выемка древесины изнутри. Это делается дву­мя теслами:
одним мастер углубляется вниз, а дру­гим — поворотным — обрабатывает борта.
Стоп! — по­казались окрашенные шпеньки. Долбить хватит — тол­щина бортов
соответствует длине шпеньков. Теперь на­до распарить обласок, налив в него
горячей воды, а за­тем подержав над слабым огнем. После этого разводят борта и
вставляют распорки. Но это еще не все. Белый обласок виден в воде, его надо
натереть смесью сажи с сосновой или пихтовой смолой.

После этого берутся за изготовление весла. Для него
подходит только ель, и далеко не каждая, а кремлевая, т. е. заплывшая с южной
стороны смолой. Трудно даже представить, что обрубок дерева в руках мастера за
один день превратится в легкое, изящное, прочное и уп­ругое весло. Его
обязательно натирают той же самой смесью, что и обласок. И только небольшую
поперечину с орнаментом — символом легкой волны — оставляют белой, за нее
держатся рукой.

Впрочем, у северной группы хантов вместо обласков
лодка-калданка, у которой выдолблено только дно, а борта — из широких досок.
Гвоздей, понятно, раньше не было, и калданку сшивали кедровым корнем,
просма­ливая швы. Кое-где до наших дней сохранился еще один тип лодки — каюк.
Это большая дощатая лодка с кры­той кабиной, иначе говоря, лодка-дом. В ней жила
и плавала целая семья от ледохода до ледостава. Именно на ней осваивались
громадные пространства Иртышского и Обского бассейнов. Как следы глубокой
древности такая лодка сохраняется сейчас на Югане.

В осенне-зимнее время в низовьях Оби промысел рыбы
вели сетями и малыми неводами, а на обских притоках — запорами, сетями,
«черпаньем» у ключей. Один из древних приемов — установка запоров вар в виде
щитов, сплетенных из длинных сосновых дранок или прутьев. Отсюда возник
термин «запорное ры­боловство». Устройство запора зависело и от того, где он
ставился — на озере или на берегу большой реки, от того, какая в данный момент
шла рыба, и т. д. Исследователями отмечается невероятное разнообразие видов
запоров — около 90. Основное удобство запоров, привлекающее, разуме­ется, не
рыболова-спортсмена, а человека, живущего за счет рыбы,— это их универсальность,
достаточная про­изводительность и надежность. Будучи однажды постав­ленным,
запор долго обеспечивает рыбой: зимой, летом, весной и осенью. Попавшая туда
рыба находится в воде, и нужно лишь эпизодически ее вычерпывать — свежую, живую.
Для этого применяются специальные черпаки, сплетенные из кедрового корня или
черемуховых пруть­ев. Длина рукояти зависит от глубины водоема.

Еще шире, чем запоры, распространены рыболовные
морды пон — они есть практически у всех сибирских народов. Здесь трудно выделить
особенности, характер­ные только для хантов. Морды делали и делают теперь из
ровных сосновых «карандашей» длиной до 2 м. Они вставлялись в отверстия
квадратной рамы и стягивались на другом конце — в хвосте морды. Этот остов
перепле­тался в нескольких местах расщепленным и выпрямлен­ным кедровым корнем,
запас которого имелся в каждой семье и хранился в берестяных туесах.

На огромное значение рыболовства указывает наличие в календаре
обдорско-куноватских хантов большого числа гидрорыболовных наименований: Ас
нобытты тылыщ — «месяц вскрытия Оби» (апрель), вонсь (ущ) тылыщ — «вонзевой
месяц»(июнь), аи лор тылыщ/вар верты тылыщ — «месяц малых соров» «месяц
сооружения запоров» (июль), уйт утлор тылыщ — «месяц больших лесных горных
соров» (август), щекур тылыщ «месяц щекура» (сентябрь), ик хальты тылыщ —«месяц
замора воды» (январь). Начало рыболовного сезона у обдорско-куноватских ханты
отмечалось жертвоприношением Инк ики — «Хозяину вод» и Ас ики — «Обскому
старику».

Особыми ритуалами в прошлом сопровождалась установка больших запоров,
приходившаяся на начало июля. Поэтому для ханты-рыболовов стало традицией
отмечать Петров день (12 июля — Петр-рыболов), а позднее — День рыбака. В
завершение летнего года — Ильин день (2 августа) — устраивалось жертвоприношение
семейным духам и Ильта-мувен ики (Хынь ики) — «Нижней Земли старику».