Социальное устройство общества обских угров

Numsang Yoh nomad campСоциальная
структура хантов и манси, описанная в героических сказаниях хантов, начала складываться с рубежа
бронзового и железного веков (I тысячелетие до н. э.).
Это связано с выходом таежного населения на крупные западносибирские реки
(«большие дороги») и усилением торговых связей с югом, где в это время
возрастает спрос на пушнину. В обмен на нее поступают предметы роскоши, которые
скапливаются в руках родовой верхушки и военной знати. Усиливается политическая
власть последних. На смену мирной жизни приходит эпоха захватнических войн и
грабительских походов. Вся Западная Сибирь покрывается городками-крепостями.
Например, в районе г. Сургут, на участке протяженностью 8—9 км, открыто
шестьдесят городищ и сотни поселений, относящихся к периоду с конца бронзового
века по средневековье. При раскопках городищ, расположенных обычно на
возвышенностях, обнаруживают оборонительные сооружения в виде валов и рвов,
окружающих сравнительно небольшое поселение.

Укрепленные городки богатырей, военные союзы южных хантов известны по фольклорным
и ранним историческим источникам. Фольклорные же материалы северных ханты и
манси и восточных ханты рисуют более архаичную картину. Здесь общественные
отношения выглядят демократичнее, роль женщины — выше. Архивные источники XVII в. также свидетельствуют о социальной
дифференциации у отдельных групп обских угров. Русские застали в Западной Сибири
какие-то объединения, которые были положены в основу введенного позднее
административного деления на волости. Во главе поселков (юрт) и волостей стояли
«лучшие люди», «князцы»—должностные лица, назначенные администрацией. Большая их
часть происходила из влиятельных семей.

В разных источниках зафиксировано деление хантов и
манси на «роды» и «поколения», «фамилии» и «породы»; в названия крупных
территориальных групп включалось также понятие «народ». Существовало две группы, на которые делились северные ханты и манси — Пор и Мось, характерной особенностью которых был запрет на заключение брака внутри
группы. Мужчина Мось мог жениться только на женщине Пор, и наоборот. Члены одной
фратрии считались кровными родственниками и вели свое происхождение от
одного мифологического предка. У фратрии Пор предком считался медведь, у Мось —
женщина Калтась, которую представляли в виде зайца или гусыни. Она являлись
главными тотемами, но кроме них были и тотемы других уровней: Пор — кедр,
лиственница и растение порых, у Мось — Мир-сусне-хум (сын Калтась)
и береза. У каждой фратрии был собственный центр: Пор — Вежакоры,
у Мось — Белогорье, оба селения располагались на Оби. Они считались
местообитанием тотемов, здесь проводились общефратриальные празднества и
обряды. Одним из правил для членов фратрии было соблюдение тайны обрядов и
священных сказаний.

Фратрии
Пор и Мось, их общественные и религиозные функции зафиксированы только у
северных обских угров, а в других районах экзогам­ные группы имели свои
особенности. Например, у восточных ханты групп было не две, а три, и они носили
названия Лося, Бобра и Медведя. Нет сведений о существовании Пор и Мось у южных
ханты и манси.

Основными
единицами обско-угорского общества в XVII—XIX
вв. были семья и юрта-поселок. В это время существовали большие семьи,
состоящие из нескольких брачных пар разного возраста (родители и их взрослые
дети со своими детьми, т.е. три поколения), проживающих в одном доме и сообща
владеющих угодьями. Наряду с большими были и малые семьи. Семья была
патриархальной: главой считался мужчина, счет родства велся по мужской линии,
дети при разводе оставались у отца, женщина во многом зависела от мужчины.
Однако говорить о приниженной роли женщины было бы неправильно. Имеются данные и
об относительно свободном положении женщины в семье, возможности для нее
развода, при котором дети оста­вались у матери, о культе женщины-родоначальницы
и т. п.

Поселки были, как правило, небольшими и состояли из
одной или нескольких семей. В XIX —
XX вв. часть угодий находилась в коллективном
владении, а часть — в семейном. К началу XX в. стали
оформляться терри­ториальные общины. В этот период получила дальнейшее развитие
соци­альная дифференциация, особенно на Оби и Иртыше, где хозяйничали русские
рыбопромышленники и торговцы, и начинали складываться патриархально-феодальные
отношения. Ко времени Октябрьской революции среди ханты и манси уже наметились
элементы классового расслоения, но эксплуатация нередко носила скрытые формы и
была замаскирована традици­ями первобытнообщинных отношений в виде взаимопомощи.
Как и в других сферах жизни, в социальной организации и общественных отношениях
у отдельных групп обских угров имелись определенные различия.