Религиозные представления


Mother-Earth, Ancient Ugra, 1999

Религия и фольклор ханты и манси были тесно переплетены, что свойственно
обществам на ранних стадиях исторического развития. Их мифология была системой
пер­вобытного мировосприятия и включала зачатки донаучных представлений о мире и
человеке, об истории общества, разные формы искусства, филосо­фии и религии.

Вера в
духов, или анимизм, пронизывает всю религиозную систему обских угров. Поражает
число этих духов, сложная картина их взаимоот­ношений. Лучший знаток этого
вопроса К. Ф. Карьялайнен писал в нача­ле XX в.: «У
современных остяков мир духов очень богат, настолько богат, что, наверно,
никогда никому не удастся выявить число и имена всех этих духов, являющихся…
предметом почитания и страха». Он раз­деляет духов на три категории: «домашние»,
«местные» и «всеобщие». Мы начнем их характеристику с последней категории, так
как «всеобщие» духи фигурируют в космогонических мифах, открывающих сборник.

Вселенная расчленена на три главные космические зоны: небо торум,
аемлю мув (хант.), ма (маис.) и под­земный мир кали-торум (хант.), хамал-ма
(манс). В соответствии с этим троичным членением выделяются три главных
божества. Пантеон возглав­ляет небесный бог, его самые известные названия—Торум
(Тором, Турым, Торам) и Нум-Торум. Торум означает
«небо», «вселенная», «край», «погода», «эпоха», «высшее существо»; нум —
«верх­ний», «южный»; Нум-Торум «верхний бог».

Небесный
бог является создателем земли, подателем дневного света, охранителем морали и
миропорядка. Он достал солнце и луну, вызвал «священный потоп». Кроме того, он
определяет срок жизни каждого чело­века, дает удачу в иромыслах, к нему
обращаются с просьбами о здо­ровье и т, д. В мансийском фольклоре он рисуется
следующим обра­зом. На верхнем (иногда на седьмом) небе выстроен его священный
дом «с серебряным дымоходом, золотым дымоходом». Дом его полон богатства, в нем
семь отделений, в одном отделении хранятся книги судьбы, куда занесены жизненные
пути каждого человека. Перед домом — столб для привязывания верховых лошадей. На
священном лугу с золотой травой па­сутся лошади, коровы и олени. Небесный бог
охотится в обширных лугах и лесах. У него есть и слуги, а также кузнецы и
плотники; Крылатый(ая) Калм обеспечивает быструю передачу приказов и новостей.
Внешне небес­ный бог — седой старец в сияющих золотом одеждах. Сидя на небе на
зо­лотом стуле, он держит в руке посох с золотым набалдашником и наблю­дает в
дыру за жизнью па земле. Его глаза, подобные восходящему солнцу, величиной «с
Обь, с море», его уши «величиной с лист кувшинки, как унт черной дикой утки с
топким слухом».

В триаду
главных божеств наряду с Нум-Торумом входит Калтась-анки, Мых-ими (хант.),
Калтась-эква, Ма-анква, Иоли-Торум-сянь (манс). В фоль­клоре ее эпитеты
—«кожистая земля, волосатая земля». Это богиня земли, защитница от болезней и
подательница детей (в последней функции ей близка восточнохантыйская Пугос,
считающаяся также матерью огня). До создания мира ее жилищем служил город,
укрепленный на семи цепях между обоими мирами. Оттуда она была спущена
Нум-Торумом на землю (или сброшена туда за проступок, из-за ссоры и т. д.). По
ее просьбе Нум-Торум создал светила и остановил качающуюся землю, она оживила
лю­дей дыханием и выпросила для них у неба пищу.

Под именем Калтась у северных обских угров известен
также местный дух женского рода, святилище которого находилось в юртах
Калтасянских, в низовьях Оби. Хантыйская Пугос также, по одним данным, живет на
небе, а по другим — в верховьях р. Вах. Под влиянием христианства Кал­тась стала
восприниматься как «божья матерь».

Нижний
мир — мир мертвых, царство болезней и смерти, место обита­ния брата (или сына)
Нум-Торума, известного под именами Куль, Кынь—Лунк (хант.), Хуль-отыр (манс). В
космогонических мифах он выступает то как партнер Нум-Торума, то как носитель
враждебного людям начала. В мифах творения Куль противостоит Торуму: выпрашивает
у него и пря­чет светила, вредит при создании людей, соблазняет их на нарушение
за­претов и указаний Торума, создает вредоносных животных и т. д. Он заби­рает в
свое царство тех людей, которых обрек на смерть Торум. По одним Данным, Куль
сброшен отцом с неба, по другим — родился под землей. У не­го есть большой
город, золотой дом, дети. В мансийских представлениях он несколько обособлен,
его считают водяным или лесным дьяволом, чертом.

Среди сверхъестественных
существ, зафиксированных в воззрениях об­ских угров, выделяется еще одна
примыкающая к духам группа менкв, менгкв (у восточных хантов — Сэвэс, Сэвс-ики). Менквы — это первые
люди, неудачно создан­ные Нум-Торумом из лиственницы и убежавшие в лес, где, как
считается живут до сих пор. Их эпоха называется менквенг-торум «менквов эпоха»
(манс). Внешний облик менквов подобен человеческому, но у них заост­ренные
головы (от одной до семи), железное тело, длинные ногти. Они жи­вут в лесу,
имеют семьи, охотятся, ходят только пешком. На медвежьем празднике 
они выступают в высоких масках из конских хвостов громко кричат и хохочут. В
фольклоре они часто рисуются людоедами.

По представлениям сосьвинских манси, у менквов
существуют своего рода общины со старшиной и десятником, они платят налоги
Мир-сусне-хуму. Менквы— большие и сильные, но глупые и неумелые, это тип «глупых
чертей».

У северных
обских угров много рассказов о существах миш (хапт.), мис (манс). Они близки
лесным духам, на Сосьве их считают детьми менквов. У других групп они называются
просто лесными людьми. Они живут в лесу, имеют семьи, их женщины отличаются
красотой и при­ветливостью. Лесные люди охотятся на зверей, имеющих особые
признаки, собакой им служит медведь или соболь с шелковым шнурком. Жилище лесных людей очень богато, обложено
мехами, у них много соболиных шкур. Они дают охотничье счастье.

Ханты и манси наделяли особыми свойствами и некоторых животных. Самым
известным является культ медведя, но о нем будет отдельно сказано ниже.
Почитание других животных имело менее развернутые формы. У некоторых групп ханты и манси почти равное положение с медведем
занимал лось. Ему приписывалось небесное происхождение и понимание человеческой
речи, в разговорах о нем употреблялись подставные названия. Существовал и
«лосиный праздник», но в более скромных формах, чем медвежий. Для обеспечения
удачного промысла изображениям лося подносили жертвы.

Волк
считался у манси созданием злого духа Куля. Его тоже назы­вали лишь описательно,
на его шкуре клялись и выявляли воров. Особым было отношение к пушным зверям:
лисе, кунице, росомахе, бобру, выдре, соболю, а также и к птицам: гагаре,
вороне, филину, рябчику, кукушке-ласточке, синице, дятлу. Пресмыкающиеся, как
порождение нижнего мира вызывали опасение. Змею, ящерицу и лягушку запрещалось
убивать или мучить. Определенные запреты соблюдались в обращении с рыбами.

Следует
упомянуть и об особом отношении к некоторым домашним животным, в первую очередь
к собаке. По воззрениям ханты и манси, она способна вступать в связь с миром
духов и миром мертвых. Однако в первую очередь она считалась тесно связанной с
человеком, настолько, что убийство собаки приравнивалось к убийству человека.
Очевидно, этим отношением обусловлен тот факт, что у обских угров собаку
при­носили в жертву лишь в исключительных случаях. Лошадь, на­против, играла
очень важную роль в качестве жертвенного животного даже у тех групп ханты и
манси, которые не могли содержать лошадей в силу суровых природных условий.
Некоторые значительные духи, в первую очередь Мир-сусне-хум, представлялись
всадниками; согласно мифам, табунами коней владеет и небесный бог. Очевидно, это
пере­житок тех далеких времен, когда у части предков обских угров суще­ствовало
коневодство. Определенным почитанием пользовался и домашний олень. Любопытно,
что у некоторых групп зафиксировано особое отно­шение к кошке, хотя держать ее в
доме не было принято.