Жизнь и смерть. Сколько душ у человека?


Khanty spirit

У человека
есть несколько душ: 5 у мужчины и 4 у женщины. Это душа-тень (Лиль, лили),
уходящая душа, сонная душа(путешествующая во время сна в образе глухарки),
возрождающаяся (реинкарнирующаяся) душа, пятой была еще одна реинкарнирующаяся
душа или ею считалась сила. У женщины были первые четыре души.

Час
смерти, как считалось у ханты и манси, определялся человеку небесным богом или
духом Калтась. Родственники сразу после наступ­ления смерти начинали готовить
покойного к последнему путешествию. На него надевали лучшие одежды, закрывали
ему глаза. Умершего опла­кивали, в знак траура распускали волосы, надевали
налобные повязки и т. п. Покойник находился в доме недолго, его выносили в тот
же день или, самое позднее, на третий день. Последним прибежищем мертвому
служили гроб либо лодка. Детей хоронили и в колыбелях, а мертво­рожденных
заворачивали в платок и помещали в дупло дерева. В гроб клали необходимые
предметы обихода, пищу, табак, деньги и пр. Перед выносом гроба устраивали
угощение умершего, вынос происходил по определенному ритуалу. Гроб либо несли,
либо везли на оленях или ло­шадях, тянули на нартах или доставляли на лодке.

Кладбище
располагалось недалеко от поселения, на возвышенном месте. Гроб, завернутый в
бересту, опускали в могилу, и над ней строили избушку. В северных районах иногда
тело клали прямо па землю, в избушку. В ней было окошечко для угощения умершего
во время по­минок. На могиле пли рядом с ней оставляли крупные предметы,
при­надлежащие умершему: лыжи, лук, нарты и т. д.; при этом многое на­меренно
повреждали. В некоторых районах сразу после погребения у могилы устраивали
угощение с закланием домашнего оленя. Иногда это делали позже. В ходе похорон и
некоторое время после них следовало соблюдать определенные предосторожности,
чтобы умерший не унес с собой чью-либо душу. В жилище умершего ночью горел
огонь, в темноте никто не выходил из дома. Траур продолжался и после похорон.
Для удовлетворения жизненных потребностей, которые умерший якобы со­хранял
некоторое время, ему неоднократно устраивалось угощение — поминки.
Считалось, что он сам может потребовать поминок, давая об этом знать звоном в
ушах. У северных групп существовал своеобразный обы­чай изготовления куклы —
изображения умершего. Некоторое время ее хранили в доме, а затем помещали в
специально построенную избушку либо зарывали в землю.

Согласно
обско-угорским представлениям, жизнь человека не закан­чивается со смертью.
Умерший и отделившаяся от пего душа жили на кладбище, а если человек умер на
чужбине, то на родное кладбище воз­вращалась его душа. Нижний мир как прибежище
умерших представлялся только вариантом земного: в общем там все так же, хотя
безрадостнее, чем на земле. Свет там очень слабый или отсутствует вообще, дичи
мало. Постепенно сложилось мнение, что покойника ожидают там страдания,
наказание за зло, совершенное на этом свете, и т. д. Появились пред­ставления и
о небе как прибежище умерших .

«Однако не
все покойники попадают в приют мертвецов, будь он под землей или над землей, на
небе»,— замечает К. Ф. Карьялайнен. Считалось, что полное уничтожение тела и
души наступало при сжигании трупа, невозможна была жизнь после смерти и при
снятии скальпа. Последний способ расправы с врагом, фигурирующий в фолькло­ре,
означал, таким образом, его полное уничтожение. Мертворожденный ребенок,
умерщвленный плод (или ребенок), а также человек, проклятый матерью, не попадали
в мир умерших; некоторые из них превращались в сверхъестественные существа,
например в Почак.

В
некоторых районах существовало представление, что жизнь в мире мертвых течет
наоборот и человек, уменьшившись до минимальных раз­меров, умирает окончательно,
превращается в жука и в этом облике является родственникам. Иногда душа
покойного может начать новую земную жизнь, вселившись в новорожденного ребенка.

В народных
верованиях бывший герой либо человек, обладавший при своей земной жизни
выдающимися способностями или властью, ста­новится почитаемым духом. Народная
поэзия дает немало описаний того, как герой-победитель, а иногда и побежденный
превращаются в «духа, принимающего кровавые жертвы и жертвы из пиши». Именно с
умершими связывают происхождение большинства духов, особенно локальных.