Народ ханты

Ханты — один из древних народов Западной Сибири, широко
расселившийся по Обско-Иртышскому бассейну от линии Демьянка-Васюган на юге до
Обской губы на севере. Согласно мифам, некоторые божества хантов происходят с
верховьев Оби, а предания рассказывают о походах их предков до Карского моря. В
географическом отношении территория представляет собой Западно-Сибирскую
низменность с зоной тайги и лесотундры. Край богат полезными ископаемыми, в том
числе имеется золото; в последние 20 лет здесь ведутся разработки богатейших
месторождений нефти и газа. Это Ханты-Мансийский автономный округ — Югра.

Основной пищей хантам служат рыба и мясо. Рыбу ели сырой (свежепойманную
и мороженую), вареной и жарено-сушеной или вяленой. Из внутренностей вытапливали
рыбий жир, употреблявшийся с разными продуктами — рыбой, ягодами, мучными
изделиями. Основным источником мяса были крупные звери — лось и дикий олень.
Домашнего оленя забивали на мясо только владельцы больших стад. Почки, печень,
костный мозг, глаза, уши, губы, а иногда и мясо ели сырыми, но обычно мясо
варили. Боровую и водоплавающую дичь ели в
вареном виде или вялили и коптили. Из
дикорастущих потребляли главным образом ягоды, собирали и некоторые растения.

Грибы считались "нечистыми", их не ели. Глубокие корни имеет у хантов традиция
приготовления некоторых блюд из муки и круп, но хлеб стал широко потребляться
только в недавнее время. Напитками служили вода, отвар чаги и другие
растительные отвары. Очень популярен был плиточный чай. Многие курили, нюхали и
сосали табак.

Одна из ярких особенностей традиционной культуры хантов —
большое разнообразие типов жилищ. Одни из них были постоянными, а другие
временными, разборными. Для ночлега в пути летом сооружали временный навес или
заслон у костра, а зимой выкапывали снежную яму. Каркасные постройки из жердей и
покрытием из бересты имели форму шалаша с двускатной крышей, полусферическую,
полуконическую и наиболее распространенную коническую — это чум. Его покрывали
не только берестой, но и шкурами, а в настоящее время для этого используют
брезент. К постоянным неразборным жилищам относятся землянки или полуземлянки и
наземные постройки из бревен и
досок. Из них наиболее интересны упоминаемые в
фольклоре древние полуземлянки с опорными столбами и шатровой крышей, в которой
находился вход в жилище. Срубные постройки различались по конструкции крыш:
плоской, односкатной, двускатной. Во временных постройках очагом служил костер,
а в постоянных — чувал, сделанный из обмазанных глиной бревен и напоминающей
камин. На улице полуоседлые жители ставили глинобитную печь для изготовления
хлеба и рыбных блюд.

В традиционном хантыйском обществе творчество было вплетено в
единый жизненный поток, в реалии самой действительности. Слово, фраза также
считались не абстрактными, а вполне материализованными, занимающими как и вещь в
пространстве свое должное место. В связи с этим считалось недопустимым опускать
какие-то детали и заменять их другими, даже если они больше соответствовали
сюжетной линии. Иному читателю может показаться нелогичным, мало оправданным,
когда какое-либо повествование не соединяет собой начало и конец; события в нем
развиваются непредсказуемо, а детали столь тесно переплетены и их так много, что
не всегда прослеживается четкая сюжетная линия.


Известна общая черта первобытного искусства, когда художник
(рассказчик) помещает себя как бы внутрь изображаемого и видит то, что сокрыто
для постороннего наблюдателя; иначе говоря повествующий является участником
событий, где все герои одинаково значимы, а сказочные персонажи и мифические
личности — это вы! мы все вместе! Это сравнимо с отношением к произведению
изобразительного искусства: если пожилому ханту показать его собственную
фотографию, то он отметит ее недостаток: "Второй половины нет".

Иногда речь идет о казалось бы очевидных деталях, но они не
опускаются из повествования, потому что находятся в целостной системе
представлений о вещи и ситуации: например, говорится о тетиве, привязанной к
концам лука, склеенного клеем из чешуи зимнего карася, которой не бывает на
карасе летом. Другие вещи, напротив, замаскировывались, т.к. были табуированы:
медвежью голову называли городом, грудь — лодкой, бубен — орлом, на котором
"некто" поднимается в небеса.

Современное мировоззрение хантов сохраняется в виде сплава
древнейших угорских представлений, элементов иранского круга культур,
христианских верований, и, наконец, материалистического (научного)
мировоззрения. Однако преобладающим остается древнейший автохтонно-языческий
пласт. Как и в прежние исторические периоды мировоззрение народа не является
фиксированным, неподвижным. Появляются и чрезвычайно быстро оформляются новые
образы, понятия, сравнения: "Нижний дух летает как спутник", "Танья бежал
быстрее самолета" и т.п. В некоторых случаях можно уловить ироническое отношение
к сюжетам прошлого, однако оно не доходит до полного отрицания — как знак
доверия к своим предкам: "Не знаю, правда ли, но говорят, что духи ели, когда им
пищу оставляли". Чрезвычайно интересно, что народная фантазия как бы подготовила
мышление человека к восприятию сегодняшних реалий: фантастическим скоростям,
выходу в космос и т.д. Старшее поколение этому не удивляется, потому что знает:
"Шаманы летали еще дальше".

Исследователи очень высоко оценивают мифологию и народное
творчество обских угров — наравне с Калевалой и поэзией Гомера. Совершенство
хантыйского традиционного мировоззрения очевидно — оно закончено и дает
объяснение как сиюминутному привычному действию, так и всем последующим. Мало
того — всем последующим действиям для всех последующих поколений. Требуется лишь
единственное условие — процесс практического освоения мира и его теоретическое
осмысление не должны быть нарушены.