Налим

Сезон ловли начинается с наступлением первых морозов и заканчивается в
конце января – начале февраля. Благоприятен для ужения умеренный снегопад, также
— пасмурная погода. Налим – ночной хищник и поймать его удается лишь случайно.
Если ловить днем – то когда вода очень холодная.

Перемет на налима

Налим, как и осетр, мечет икру зимой. Осенью налим поднимается некрупный,
70-80 см, самые большие будут зимой. Кондинские манси называют декабрь "сех-серне
ёнхп" — "месяц нереста налима", ваховские ханты — "месяцем налимьей икры".
Осенью на мелководье ставят удочки на налима.

Крючок для ловли налима вырезают из елового стволика с суком. Ель в воде не
гниет, а становится крепкой, как кость. Все три конца крючка остро затачивают.
Длина его — 13 см. К крючку вокруг бороздки у основания переднего острия
крепится веревочный поводок. У манси такие деревянные крючки называются "сыгалне
няс".

Как наживить деревянный крючок на налима? В качестве наживки берут чебака,
ерша или небольшого окуня. Ножом вспарывают брюшко так, чтобы кончик ножа вышел
на спинке рыбешки. С помощью маленькой рогульки из березовой веточки в эту
прорезь продергивают шнур, к которому прикреплен деревянный крючок. Он должен
оказаться внутри рыбки. Один его конец смотрит в сторону головы, а два — в
сторону хвоста. Шнур привязывают к полутораметровой палке, которую втыкают в дно
реки, там, где несильное течение. На быстрине рыбка-наживка не примет
естественного положения. Лучше всего такая снасть держится в небольших заводях с
глинистым дном. Если дно у реки каменистое, а течение быстрое — лучше сделать
перетягу.

В качестве наживки можно использовать ляжки рябчика или белки. Не побрезгует
налим мышью и даже ондатрой.

Ставят переметы под вечер, а проверять их нужно чуть свет. Старики говорят,
что позже налим может отрыгнуть наживку вместе с крючком и уйти. Проверяя
переметы, от палки просто отвязывают веревку и вытягивают добычу в лодку.

Осенью по первому тонкому льду налимов глушат у берега, ударяя по льду обухом
топора. Когда встанут крепкие забереги — такие, что держат человека, на налима
ставят фитили, хорошо он идет в рыболовные ловушки-гимги.

Уха из налима и язя

На уху налима разделать просто. Его порют с брюшка, осторожно достают печень
максу,  — затем желудок, внутри которого чебак с крючком, а веревка торчит у
налима изо рта. Извлекают икру, кишки и отделяют голову, тушку режут на
поперечные куски. Посередине каждого — надрез перпендикулярно хребтовой кости
для того, чтобы рыба проваривалась равномерно.

Тушку язя очищают от чешуи, наносят частые поперечные надрезы, чтобы рыба
проваривалась равномерно, отрезают хвост, и извлекают внутренности. В воду
опускают куски налима, язя, белую налимью, красную язевую икру и одну налимью
печень, нарезанную на кусочки. Вторую помещают в предварительно промытый налимий
желудок. Уха получается наваристой, жирной. Куски рыбы вынимают из отвара и
подают как самостоятельное блюдо. Отдельно подают на стол "пувлю" —
отварной
налимий желудок с печенью — максой.

Пувля — "рукавичка" (ханты реки Назым)

При разделке налима извлекают желудок, выворачивают его наизнанку, тщательно
промывают и плотно набивают нарезанной на кусочки печенью этой же рыбы. Считается, что если взять максу другого налима, то при отваривании
начинка вылезет наружу. Можно чуть-чуть сдобрить налимью печень желчью. Перед
тем как опустить в кипяток желудок, наполненный начинкой, его дополнительно
разминают ножом. Готовая отварная пувля действительно напоминает серую рукавичку
с небольшим пальчиком. Едят ее горячей, нарезая поперек ломтиками, как колбасу.
Содержимое из нежной налимьей печени тает во рту, а оболочку рукавички -плотный
и упругий желудок, придется пожевать подольше. Его иногда иронически называют
жвачкой. Пувлю специально готовят, чтобы побаловать ребятишек.

Зимой максу в уху готовят так — слой максы, слой муки, слой снега, растирают
деревянной ложкой — и в уху.

Ханты реки Назым, когда много рыбы, из налимьей максы, щучьих кишок и икры
варят густой суп, заправляя его мукой.

На реке Назым рыба эта особо лакомой не почитается. Едят налимов только что
пойманных, а если промерзнут, станут как бревна. Чаще их варят для собак,
оставляя себе только печень — максу. Летом налима не едят вообще.

При разделке внимательно осматривают печень, отбрасывая зараженную. Один раз
пришлось видеть, как с печени аккуратно снимали тонкую пленку с белыми
пятнышками-паразитами, но такую лучше не брать вовсе.

Можно только удивляться многообразию способов добычи этой рыбы во всем Обском
регионе, хотя в пищу ее употребляют меньше, чем какую-либо другую. Да и в
традиционном мировоззрении налима связывают с подземным миром — миром мертвых,
относясь к этой рыбе с известным предубеждением. Но кожа налима в прошлом
использовалась очень широко. Ею затягивали оконные проемы в избушках, обшивали
края травяных циновок.

Из налимьих шкур

Из налимьих шкур изготавливали прочные мешки для хранения муки, порсы и
вяленой рыбы. Стенки мешков сшивали из полос, выкроенных из рыбьей кожи. Часть
деталей прокрашивали охрой и чередовали с непрокрашенными — получалось сочетание
коричнево-оранжевого и серовато-бежевого цветов. Дно у таких мешков делали из
оленьей замши-ровдуги. В большие мешки помещалось до 16 кг продуктов.

Из налимьей кожи, прокрашенной ольхой, манси шили узоры на платьях и халатах.
Чаще всего это были просто продольные полоски, нашитые за неимением красной
материи.

Из цельной, снятой чулком, налимьей или стерляжьей кожи делали сосуды для
хранения жидкостей и рыбьего жира. У хантов и манси память о такой посуде
осталась лишь в сказках. В одной из них Эква-пырись принес живую воду в мешочке
из стерляжьей шкурки.

Такими "бутылками" из налимьих шкур пользуются эвенки. Изготовить их просто.
С внутренней стороны снятой чулком цельной налимьей шкуры соскабливают мякоть,
надувают ее и в таком виде высушивают. Вот и все. Кеты такие "бутылки"
изготавливают из прочной кожи тайменя.

Из налимьей кожи ханты и манси в прошлом шили непромокаемые укрытия на лодки
и палатки, хотя в качестве такого сырья особенно ценилась кожа осетра. В сказках
встречается упоминание о том, что во время грядущего потопа спастись смогут те,
у кого будут укрытия из осетровой кожи. Незаменимы были полотнища из осетровых
шкур в качестве покрышек на нарты с продуктами. Они были абсолютно непроницаемы
для влаги и к тому же их не прогрызали олени.

Из рыбьей кожи шили штаны и халаты, выкраивали непромокаемую летнюю обувь для
взрослых и детей. Крой у нее был такой же, как и у обуви из оленьей замши -ровдуги.
Детали головок прокрашивали в красный цвет. Удобство и практичность этой обуви
оценили зыряне-ижемцы, осевшие в предгорьях Полярного Урала в районе Саранпауля
и Няксемволя, считая ее незаменимой на сенокосе.

Использование желудка налима в качестве оболочки для "колбасы" из печени, а
кожи в качестве сосуда и материала для изготовления одежды и обуви уходит
корнями в культуру древних охотников и рыболовов.

 

— Как сегодня ловится рыбка?
— Да вот сижу целый день — и ни одной не поймал.
— А вы попробуйте надеть на крючок какую-нибудь наживку!