Тундра – сокровищница тайн

   Огромный интерес археологов к Ямалу вызван тем, что гигантские тундровые пустоши ещё недостаточно исследованы. Нет никаких сомнений, что ямальская мерзлота – нетронутая сокровищница исторических артефактов.

В своих докладах эксперты археологии похожи на психоаналитиков: так же скрупулёзно разбирают поверхностное, чтобы добраться до первоначального. Никто не мог предположить, что именно «пустая» Арктика сохранит доисторические предметы быта и ранних культов так тщательно. Тысячелетние деревянные, костяные, кожаные вещи и даже тканные – всё это давно разрушено временем в более тёплых климатических зонах.

ЗАЧЕМ ПЕЧКА НА УЛИЦЕ?

В глубине ледяного арктического погреба, засыпанного тонким слоем земли, скрыты рукотворные ценности, свидетели раннего детства человечества. За этими артефактами идут археологи. Часто параллельными тропами с нефтяниками и газовиками.

Анализируя находки из вечной мерзлоты, археологи, историки приходят к выводу: в древней Арктике непрерывно происходило общение и обмен практическими навыками между людьми.

– В эпоху раннего железа на Кольском полуострове присутствовало население, очень сходное с коренными народами Западной Сибири: ханты, манси, ненцами. Как и когда предки современных жителей Сибири туда пришли, мы пока сказать не можем, – говорит Валерий Хартанович, антрополог из Санкт-Петербурга.

Нечто подобное заметил историк Александр Орехов, директор Магаданского областного краеведческого музея. Однажды его коллега по научному цеху, этнограф из Норвегии, удивился тому,  что древнекорякские печи, которые находились за пределами жилого помещения, напомнили ему о старом норвежском способе топления жира. Применялся он до 18 века. Оказывается, целесообразность постройки печи не в доме, а рядом с ним, была продиктована необходимостью топить большие запасы жира из морских животных, на долгий зимний период. Эти «уличные печки», надо отметить, сильно смущали археологов, ведь печь, по идее, нужна для отопления, но не улицы, а дома. И норвежцы, кажется, окончательно развеяли все сомнения: наружные печи в течение как минимум трёх тысяч лет выполняли свои важные функции в быту древних людей.

Миф о безлюдной Арктике развенчивает технология строительства северных лодок. Об этом рассказал Уильям Фитцхью, антрополог из Смитсоновского института (США). Увы, именно лодки чаще всего отсутствуют среди археологических находок, время их не щадит. Между тем, развитое рыболовство и китобойный промысел в арктических водах дают повод считать, что лодок было очень много на протяжении тысячелетий.

– Многие слышали о нахождении в Шотландии эскимосских каяков, – рассказывает Уильям Фитцхью. – Мы не можем определить, были ли это лодки, сделанные на Белом море, или это именно эскимосские каяки, в которых можно было проходить большие расстояния? Но факт: один из таких каяков находится в музее в Абердине (Шотландия).

Удивительно, но древние морские зверобои-эскимосы тысячи лет назад уже имели понятие об артели, строили байдарки на пять человек, каждый из которых выполнял строго оговоренную функцию при охоте на моржей или китов. Можно сказать, лодка в Арктике стала символом объединения людей для выживания в очень недружелюбном климате. Аутентичные кожаные и берестяные лодки и каяки, как у европейских северных народов, так и у североамериканских индейцев, имеют поразительное сходство меж собой.

 

ТУНДРА – СОКРОВИЩНИЦА ТАЙН

Ещё один американский учёный, профессор Бруно Фролих из Дартмутского колледжа, сделал выводы относительно сообщения коренных народов Дальнего Востока и американских алеутов. Это кажется невероятным, но алеуты как с российской, так и с американской стороны осваивали этот островной арктический оазис более 9 тысяч лет. Они не просто не сдались, но выработали свою систему выживания в суровых, почти катастрофических условиях. О том же самом в своих наблюдениях, которые вошли в сборник «Археология Арктики», выпущенный на Ямале, делится антрополог Бен Фитцхью из Университета Вашингтона, изучавший древний быт народов Курильских островов. Вулканическая активность, бурное море, ледяные шторма, многодневные снегопады и лавины – ничто не способно была изгнать людей с их арктических мест обитания. Более того, росла их численность, росла и продолжительность жизни.

Бруно Фролих с волнением объясняет, что неспокойный Берингов пролив никогда не был преградой меж двумя континентами: люди научились преодолевать расстояния, чтобы общаться и узнавать нечто новое у своих соседей. Учёный не скрывал своего восхищения мужеством и стремлением к новым знаниям коренных народов Арктики. Нечто подобное происходит и теперь в циркумполярном регионе, когда Арктика объединяет для обмена опытом сообщества людей из стран, граничащих с Ледовитым океаном.

У мерзлоты есть лишь один враг – глобальное потепление. Как отмечает Брюс Форбс из Лапландского Университета (Финляндия), таяние льдов Баренцева и Карского морей идёт ускоренными темпами. Повышение летних температур в последние четыре года, в свою очередь, стало причиной высыхания нескольких наблюдаемых озёр и болот. Болота превращаются в цветущие луга. Все эти признаки изменения климата не могут не волновать и археологическое сообщество. Тем не менее, они не новость для археологов. Известно, что в древности климат в этих широтах уже был значительно более мягким, однако, это не смыло в океан ни полуостров Ямал, ни другие прибрежные области.

Нина Фальшунова, фото: Артём Тытюк

Источник: https://xn--80adbgdbacpj1brnitmnpd2r.xn--p1ai/news/3476.html

Добавить комментарий