Петербургские ученые помогут оленеводам Ямала и откроют первый в истории кочевой детский сад

2__upload_iblock_859_859e4897c9e36c98be93d54b35e33b9c

Петербургские ученые помогут оленеводам Ямала и откроют первый в истории кочевой детский сад

Ученые Александра Терёхина и Александр Волковицкий собираются в беспрецедентную для современной российской этнографии экспедицию. Они намерены прожить с семьей оленеводов, изучая особенности современной жизни северных кочевников, целый год. Важность экспедиции еще и в том, что ученые собираются оценить масштабы и причины прошлогоднего бедствия на Ямале, когда там произошел массовый падеж оленей, и многие семьи остались без стад, и заодно опробовать методику дошкольного образования в тундре.

Арктика — самая перспективная территория развития России, из-за европейских событий сейчас незаслуженно отставленная на второй план. Но даже когда об Арктике вспоминают, то чаще всего упоминают нефть, Северный морской путь и рыбу. А вообще-то, по оценкам некоторых этнографов, российский Север по этническому разнообразию и богатству сравним разве что с сельвой Южной Америки.

Как рассказал корреспонденту RegNews этносоциолог из Лапландского университета Флориан Штаммлер, сегодня вы не найдете кочевников-оленеводов в других странах, они все уже оседлые.

9a47796c6d011cebf0f05a1b4e0e56c0

«И ирония в том, — говорит Штаммлер, — что в советское время политика строилась исходя из того, что кочевничество — пережиток прошлого, нужно всех подвергнуть укрупнению и согнать в совхозы, но несмотря на это, вы приезжаете на Север и находите множество постоянно кочующих народов. Ни в Северной Европе, ни в Северной Америке вы такого не увидите».

До сегодняшнего дня дело было еще и в том, что северные народы России давно серьезно не исследовались российскими учеными. Тогда как Флориан Штаммлер регулярно по несколько месяцев живет с племенами российского Севера, наши этнографы подобных экспедиций не предпринимали много десятилетий. И вот год назад у ученых Александры Терёхиной и Александра Волковицкого возникла идея изучить жизнь современных оленеводов изнутри.

Говоря о целях экспедиции, Александра Терёхина в разговоре с RegNews выделила три момента.

«Первая цель — чисто этнографическая. Очень много написано трудов и по ненцам в том числе, но в основном они характеризуют те или иные аспекты традиционной культуры более раннего времени. Исследователи, как правило, стремились зафиксировать моменты традиции, — говорит Александра. — Наша задача сейчас — по возможности более полное описание повседневной жизни современных оленеводов со всем набором современных средств, которые они используют. Сейчас очень много техники используется в тундре: мобильные телефоны, планшеты, снегоходы и т.д. Семья, в которой мы будем кочевать, по фамилии Сератето, проходит во время кочевки через крупный газовый поселок, и нам хочется использовать тему взаимодействия газовиков и оленеводов, как вообще это в тундре происходит».

Кстати, о взаимодействии оленеводов и газовиков много говорят на Западе с той точки зрения, что газовики очень мешают оленеводам, поэтому России не надо бы развивать промышленность в Арктике. Хотя даже западные ученые признают, что в такой оценке есть явный перегиб.

3b6424135c5ac68ce1e73c79e0d272e4

«Ну, конечно, когда промышленность приходит на земли коренных народов, всегда возникают проблемы, — рассказал Флориан Штаммлер, — но на Ямале благодаря промышленному развитию появляется много возможностей. Благодаря бюджетам, которые появились там в муниципалитетах, оленеводы теперь могут продавать оленину в Финляндию или Германию, они получают реальные деньги за мясо, восстанавливаются деревни, социальная инфраструктура, они получают разную помощь. Есть одна общая проблема: политика компаний направлена на улучшение жизни в деревнях и поселках. Но это бессмысленно для кочевников, потому что они в этих деревнях проводят [всего] одну неделю в году».

Ученые намерены популяризировать жизнь оленеводов во время своей экспедиции. Они откроют сайт, на котором будут вести дневник через спутниковый интернет на русском, английском и ненецком языках. Там будут фотографии, видео. Кроме того, у Александры есть еще одна задача — открыть кочевой детский сад.

«Мы будем готовить маленьких тундровиков к школе, потому что в кочевых семьях дети не посещают детский сад, а сразу в семь лет их отправляют в интернат, — рассказывает этнограф. — Я полгода посвятила изучению языка, с носителем здесь, в Санкт-Петербурге, занималась. Дети же там русский язык уже более или менее знают на бытовом уровне. Но все равно я буду стараться максимально использовать ненецкий язык, буду привлекать хозяйку чума к работе.

4d49ba8395498103733ae47d52be89a0

Несмотря на то, что культуру кочевых оленеводов многие считают исчезающей, ситуация на Ямале говорит о другом.

«Ямал — самый устойчивый регион в плане оленеводства, потому что после распада Союза здесь осталось самое крупное поголовье оленя в мире, и до сих пор есть молодежь, которая в тундру возвращается — то есть некоторое воспроизводство, — говорит Александра Терёхина. — Другой момент, что ухудшается ситуация с пастбищами, на которых могут прокормиться олени. Их все меньше и меньше. В том числе и по причине промышленного освоения. Вся эта ситуация приводит к беде. Например, в прошлом году был сильный падеж оленей. В центральной России об этом не знают, потому что мы обсуждаем Украину, а вот на Ямале много семей остались без оленей, то есть без средств к существованию, и как жить дальше, непонятно».

Источник http://regnews.ru/society/yamal-kochevniki-uchenye-687/

Добавить комментарий