Зрелише, игрище и пиршество


Самый масштабный этнический проект на Таймыре — праздник встречи зимы Большой Аргиш — собрал в этом году рекордное количество зрителей: более 40 тысяч норильчан прикоснулись к культуре народов Севера.

ДЕНЬ ЕДИНЕНИЯ

В субботний день Комсомольская площадь в Норильске превратилась в грандиозное этностойбище. В гости к норильчанам приехали представители пяти коренных народов Таймыра: долганы, нганасаны, ненцы, эвенки и энцы. Для каждого из них Аргиш — это образ жизни, а встреча зимы — событие светлое и долгожданное. Зимой начинается пора долгого кочевья по заснеженной тундре, время большой охоты и подлёдного лова рыбы. Коренные жители попытались передать своё отношение к самому долгому на Таймыре времени года и научить городских жителей любить зиму.

— Огонь очага — основа жизни стойбища, — звучит со сцены. Представители пяти этносов несут свои дары, «кормят» огонь. С этого символичного действия начался праздник…

Представители семейно-родовых общин дополняли песни и танцы рассказами о жизни коренных народов и древних обычаях, которые до сих пор сохраняются и передаются из поколения в поколение.

— Большой Аргиш собирает на празднике все больше норильчан. Людям интересна эта тема, — говорит Ольга Кузнецова. Она пришла на площадь вместе с супругом Евгением и сыном Сашей. — Кроме того, Аргиш — прекрасная возможность интересно провести время с семьёй на свежем воздухе. Можно сказать, что этот праздник объединяет не только наши народы, но в немалой степени и самих норильчан.

КАЖДОМУ СЕЗОНУ — СВОЯ ЕДА

Главной темой третьего по счету этнического праздника (впервые Большой Аргиш прошел в Норильске 7 ноября 2010 года. — ред.) стала традиционная северная кухня. В чумах, установленных напротив главной сцены, хозяйки приготовили для норильчан самые разнообразные угощения.

— Очень рады, что приехали в Норильск на Большой Аргиш, — говорит одна из хозяек чума Нина Яроцкая, наливая первым гостям чашку ароматного бульона из оленины. — Мы сегодня не просто угощаем людей своими национальными блюдами, а делимся традициями наших народов, потому что очень полезно знать традиции той земли, на которой живёшь.

У нганасанского чума один из норильчан интересуется, чем отличаются уха и сагудай, приготовленные в тундровых условиях, от тех блюд, которые готовятся на городских кухнях. Ему объясняют, что в состав исконных ухи и сагудая не входят специи и соль. Многие рецепты традиционной северной кухни вообще покажутся неприемлемыми для европейского вкуса. К примеру, строганину по-нганасански принято обмакивать не в смесь черного перца с солью, а в гусиный, олений или рыбий жир. На любителя и такое блюдо, как морошка или голубика, смешанные с растопленным оленьим жиром. Долганское блюдо под трудно выговариваемым названием бётёкё — это желудки и кишки потрошеной рыбы. Их чистят, подсаливают и едят. У долган такое блюдо считается вкусным и питательным, и в первую очередь его дают детям.

Впрочем, такие изыски норильчанам не предлагались — все угощения были более или менее привычными для вкуса городского жителя. Поэтому очереди за угощениями не исчезали…

— К чумам не протолкнуться, — разводит руками долган Василий Батагай, главный хранитель фондов таймырского Дома народного творчества. — Мы стараемся регулировать движение на «вход-выход», но желающих попасть вовнутрь только прибавляется. А те, кто вошел, выходить не торопятся. Это и неудивительно. Ведь традиционному чаепитию в чуме присущи неспешность, степенность и разговоры «за жизнь».

Из чумов уйти действительно трудно — хозяйки необыкновенно радушны и гостеприимны. Они и накормят, и напоят, и на вопросы ответят. При этом успевают и блюда поменять, и чай заварить, и рецептом поделиться.

— Норильчане не отдают предпочтение какому-то одному блюду, все наши угощения хорошо расходятся, — рассказывает нганасанка Валерия Савран. — Всем очень понравились мясной бульон, уха, сагудай.

Валерия говорит, что у всех коренных народов питание сезонное — что даёт земля в то или иное время года, тем и питаются.

— Весной в рационе — дичь; летом, осенью и зимой — рыба, причём в каждый сезон своя. В апреле идёт ряпушка, в начале сентября — омуль, сейчас у нас зимний подлёдный лов. Организм северного человека уже настроен определенным образом на приём той или иной пищи. А в городе все унифицировано — в магазине всегда можно купить любой продукт, причём далеко не всегда первой свежести.

— А какое у вас любимое блюдо?

— Трудно сказать. Мне нравится вся северная кухня.

МЕСТО ВСТРЕЧИ

Пока мы разговариваем, к чуму подходят ещё две норильчанки. Они просят Валерию, на которой роскошная национальная одежда, сфотографироваться с ними. Та легко соглашается.

— А это у вас чей костюм? — спрашивают женщины. — Долганскую одежду мы уже знаем, она вышита бисером. А у ненецкой орнамент «ёлочка».

— Нганасанский, — объясняет Валерия. — Мы — нганасаны, древнейший народ на Таймыре, наши предки первыми пришли на эту землю.

— Хорошо, что остались! — Нас теперь мало, всего шестьсот человек. (Улыбается.)

— На своём языке говорите?

— На бытовом уровне. Но того разнообразия, которым владели наши предки, уже, к сожалению, нет. Чтобы сохранить язык, надо жить в естественной среде, в условиях тундры, в окружении реалий, которых нет в городе. Моя мама, Людмила Литвинова, родилась в тундре, кочевала, знает традиционный уклад жизни. Я же родилась и выросла в поселке Усть-Авам, а сейчас живу в Дудинке.

К слову, Большой Аргиш стал местом встреч для давних знакомых, которых жизнь когда-то развела по разным частям полуострова Таймыр. Хозяйка долганского чума Наталья Башкирова рассказывает, что встретила нескольких подруг, которые когда-то жили вместе с ней в Волочанке, а потом переехали в Норильск. Один из бывших артистов ансамбля «Хэйро», ненец Владимир Сигуней говорит, что с удовольствием пообщался на празднике со своей тётей, 73-летней Галиной Ашляпкиной. Сейчас она норильчанка, до пенсии работала фельдшером-акушером в норильском роддоме.

— Когда ещё представится возможность повидаться, — поделилась с нами Галина Ильинична. — А вообще, праздник хороший, идейно-символический. Норильчанам полезно знать и помнить, на чьей земле они живут.

ЗВЁЗДЫ ПРАЗДНИКА

На Большом Аргише развлечения на любой вкус и возраст. И всюду — очереди, очереди, очереди.

Возле музея все желающие соревнуются в ловкости и скорости: здесь развернулась площадка с национальными играми народов Таймыра. Неподалёку радует глаз ярмарка декоративно-прикладного искусства северных этносов. Чуть в стороне — полевая кухня с горячей и ароматной шурпой и чаем…

Большой Аргиш собрал более сорока тысяч зрителей, тридцать этнических, творческих коллективов и родовых хозяйств — количество участников и помощников на празднике превысило пятьсот человек.

Полноправными участниками действа и, пожалуй, его главными звёздами стали северные олени и сибирские хаски. Они демонстрировали не меньшую стойкость, чем терпеливые хозяйки чумов. Фотосессию длиной в целый день ни одна кинозвезда бы не выдержала. А животные вынесли это спокойно, как и положено обитателям сурового Севера.

— Аян, Юкон, Ардай, Гил и Мерча весь праздник были в центре внимания, — говорит хозяин хаски, руководитель Федерации ездового спорта Геннадий Полторыхин. — Конечно, новая обстановка, большое количество людей вокруг — это стресс для животных. Но собаки выносливые и чувствуют себя замечательно.

Благотворно, по словам Геннадия, повлияло на настроение хаски и то, что в этот раз они не просто сидели на месте, а катали людей.

А в это время шесть северных оленей смирно лежали на импровизированном стойбище возле кинотеатра «Родина». И спокойно наблюдали за толпящимися вокруг людьми, то и дело норовящими перелезть через ограждение, сфотографироваться вне очереди, погладить и сохранить в памяти тепло мягкой шкуры. Северных красавцев привезли из Тухардской тундры в Норильск вертолётом.

— Полёт прошёл нормально, олени вначале немного боялись шума, а потом привыкли, — сообщил их немногословный владелец — ненец Яков Пальчин. В его хозяйстве пятьсот голов. Тех оленей, которых запрягают в нарты, он воспитывает, учит быть покладистыми…

ТАНЕЦ ДРУЖБЫ

Программа Большого Аргиша–2012 не вместила в себя всё то, чем богаты коренные народы Крайнего Севера. Долганы, нганасаны, ненцы, эвенки и энцы показали норильчанам лишь часть своей культуры и традиций. Но они постарались донести до всех — нужно любить и уважать землю, на которой живёшь. И любить себя на этой земле.

Завершился Большой Аргиш традиционным «танцем дружбы» — хороводом на площади под музыку танца «Хэйро». Эту мелодию, ставшую визитной карточкой одноименного танцевального коллектива, ещё в семидесятые годы прошлого века написал первый руководитель ансамбля «Хэйро» Александр Корюков. «Хэйро» — это долганское слово, оно означает не просто солнце, а первое солнце, которое появляется после полярной ночи.

Его норильчане увидят только в конце января.

Источник http://www.sgzt.com

Добавить комментарий