Валентина Шадрина: «Люди, приехавшие на Югорскую землю, должны знать наши обычаи»

Безостановочно стремясь к экономическому развитию Сургута, люди совершенно забыли о том, чья земля приносит им многомилионные доходы и социальное процветание. Более того, статус «город приезжих» подтверждается банальным незнанием культуры коренных малочисленных народов Севера. О проблеме исторической непросвещенности и нарушении святых обычаев народов ханты и манси с корреспондентом СИА-ПРЕСС беседовала председатель общественного объединения «Спасение Югры» Валентина Шадрина.

— Насколько мне известно, в округе разработана программа повышения исторических и культурных знаний о коренных народах Севера у сегодняшних школьников. Насколько активно она реализуется?

— Эта программа прекрасно реализовывалась в колледже русской культуры, где был создан целый класс по изучению истории и традиций народов ханты и манси. Что касается школ – да, преподают, но там такого наслушаться можно, что ребенок будет иметь крайне неточное представление о коренных народах Севера. И вся причина здесь в необразованности самих учителей, которые и понятия порой не имеют о культуре и религии нашего народа. Есть, конечно, те, кто обращается ко мне за консультацией, но это лишь малый процент.

— Но существует ведь система повышения квалификации преподавателей. Ваши курсы в нее входят?

— Конечно, только интереса к ним мало, причем не со стороны педагогов, а со стороны администрации. Понимаете, в округе, да и в стране, есть достаточное количество программ, направленных на поддержку и развитие культуры коренных малочисленных народов Севера (далее КМНС), но в Сургуте они фактически не реализуются из-за огромной нехватки специалистов. Поэтому результат неверной трактовки истории наших народов мы видим довольно часто, например, когда дети думают, что ханты и манси живут не в чумах, а в лабазах.

Еще одно последствие нехватки специалистов в том, что сейчас некому работать с самим коренным малочисленным населением. Сейчас по любым вопросам люди обращаются ко мне, потому что не знают никого другого, кто бы мог им помочь. Кадровый вопрос я поднимала на личной встрече с губернатором Югры, но Наталья Комарова настояла на том, что и нам пора переходить на систему электронного общения. Это сделать нам будет трудно, ведь не все ханты и манси умеют пользоваться компьютером.

— Если исторический вакуум у школьников можно хоть как-то наполнить информацией (нашлись бы только толковые учителя), то как обстоят дела с просвещением их родителей, зачастую людей приезжих?

— Люди, приехавшие на югорскую землю, должны знать наши обычаи. Вы спросите сейчас прохожих, кто такие манси – они ведь не знают, хотя живут в Ханты-Мансийском автономном округе. К тому же я с каждым годом все сильней убеждаюсь в актуальности поговорки: «В чужой монастырь со своим уставом не лезь».

Мне больно смотреть, как люди посягают на наши святые места. Например, Барсова гора – это место, где наши народы испокон веков собираются на молитву, это священное место. Однако сегодня люди в прямом смысле загадили это место: там появился мусор и какие-то сектантские иконы. Мы поднимали этот вопрос, хотели защитить наше священное место от посягательств, но на все попытки ответ один: эта земля принадлежит всем. Я пытаюсь докричаться до людей, что раз уж ты приехал на эту землю за заработками, так будь добор чтить наши традиции.

— Не затрагивает ли священных мест нефтедобывающая промышленность?

— Мы совсем недавно выезжали по одному происшествию. Представляете, под Когалымом в одном из священных озер собираются добывать нефть. По этому поводу мы писали письма в администрацию, приезжали на место с проверкой, но результата нет. Нам говорят, что на эту работу есть госзадание, а с ним не поспоришь.

— В обществе есть устойчивое мнение, что ханты и манси имеют множество льгот и получают от нефтяников финансовую компенсацию за использование даров Севера. Так ли это на самом деле?

— Я уже устала людям объяснять, что нет у нас никаких льгот, есть только 131-й закон, гласящий, что все мы граждане одной страны и все равны друг перед другом. Мне не верят, что мы, как и все другие жители Сургута, получаем льготы, только если являемся малоимущими. У нас сейчас даже в университетах нет льготных мест для представителей КМНС. Правда, сейчас обещают их вернуть, но когда это будет – не известно.

Что же касается компенсаций, то сейчас таких выплат становится все меньше и меньше. Более того, сегодня, даже за полученный, к примеру, бензин, ханты или манси должны выплатить 13 процентов от его стоимости. Раньше этим занимались нефтяные предприятия округа, а сейчас – никто.

— Кстати, о финансах. Сейчас на многих незаконных точках уличной торговли можно встретить представителей малочисленных народов. Что их заставляет это делать?

— На самом деле это было и раньше. Люди торговали потому, что нельзя выбрасывать продукты питания. Однако сегодня это вынужденная мера, потому что опять же не у всех представителей нашего народа есть соглашение с нефтяниками, поэтому они живут на то, что имеют с продаж.

Кстати, с последним у нас появились проблемы, потому что наше население, как и все горожане, не имеет права продавать что-то без аренды участка. Но вы представьте, что по всему сургутскому району всего один человек имеет такую аренду. Причем он сам ее оплачивает. Есть другой вариант – оформить на всех ИП. Только тут возникает ряд других вопросов: кто будет им составлять и вести отчеты и кто возьмется за оплату их налогов?..

— Помимо проведения традиционных праздников и выставок в городских музеях, какие формы знакомства горожан с культурой КМНС реализуются в Сургуте и районе?

— Думаю, начать стоит с того, что в прошлом году я выиграла грант, благодаря которому в течение года могла заниматься со школьниками бисероплетением. Сейчас мы будем продолжать этот проект, только уже откроем кружки на базе нового офиса.

Помимо этого, раньше огромную работу по возрождению нашей культуры и ее популяризации в обществе проводил этнолагерь «Орт-ики». Вот пока он работал, детки могли не то что знакомиться, а погружаться в эту культуру с головой. Помню, когда мы привели туда малышей лет по шесть, они прибежали с Шаман-горы со старинными монетами. Я немедленно отправила их обратно, чтобы они положили на место священные вещи, помыли руки в Тром-Агане и попросили у божьей речки прощения. Она их простила, потому что они маленькие и не знали всех обычаев. Вот после этого дети точно знают, что таких мест касаться нельзя.

Дарья Яковлева (СИА-ПРЕСС) http://www.siapress.ru

Добавить комментарий