Почему коренные народы должны платить за свою землю?


Правительства и корпорации, развивая бизнес, должны соблюдать права населения и внедрять принципы в этой области, принятые в ООН. Об этом говорится в новом докладе Рабочей группы по вопросу прав человека в контексте деятельности транснациональных корпораций. Одна из групп, страдающих от агрессивного наступления бизнеса, – коренные народы. Не исключение и народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Они пережили революцию, насильственную коллективизацию, перестройку, когда рухнула привычная система, и коренное население опять оказалось на перепутье: резко выросла безработица, нищета, алкоголизм. О нынешних проблемах коренных народов Елена Вапничная поговорила с двумя участниками недавней сессии Постоянного форума коренных народов.
*****
«Вот за это десятилетие мы видим, что процент людей, которые доживают до определённого возраста, в России уменьшился именно среди коренных, то есть низкий уровень жизни, очень высокий уровень безработицы, очень высокий уровень суицидов среди подростков и среди детей».
О проблемах коренных народов говорит Анна Найканчина – член Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов, вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, депутат Народного Хурала Бурятии.
Россия до сих пор не присоединилась к международной Декларации прав коренных народов, но там была принята Концепция устойчивого развития коренных народов и целый ряд соответствующих законов. Михаил Погодаев из Якутии, председатель правления Ассоциации «Оленеводы мира», согласен, что была проделана огромная работа по совершенствованию законодательства:
«Действительно, российское законодательство в области прав коренных народов – это уже существующая правовая реальность с 20-летним стажем. Может быть, первые 10 лет, они были более плодотворны в области обеспечения прав коренных народов, и в течение второго десятилетия очень многие положения, которые закрепляли права коренных народов, они были изъяты из законодательства, то есть происходили изменения, которые напрямую повлияли на положение коренных народов.»
Например…..:
«Если раньше была возможность использовать безвозмездно постоянно эти пастбища оленеводческим общинам, то сегодня мы вынуждены платить за это пользование, то есть согласно Земельному кодексу РФ – либо в собственность приобретать, либо в аренду. Но дело в том, что для оленеводства используются огромные пространства пастбищ. Если мы, допустим, говорим о том, что на одного оленя в среднем нужно 300 гектаров пастбищ, то если посчитать, сколько оленевод должен платить, то это просто нереально ему вести какую-то хозяйственную деятельность».
Да и почему коренные жители должны платить за землю, на которой жили многие поколения их предков:?
«По мнению, например, некоторых экспертов, в том числе бывший советник Конституционного суда РФ Кряжков Владимир Алексеевич, который сказал, что взимание платы с коренных народов в тех регионах, где они испокон веков кочевали и жили и брать с них арендную плату за пользование этой землёй это, по меньшей мере, безнравственно».
Это противоречит и российскому закону о «территориях традиционного природопользования». И, кстати, не везде с коренных жителей берут плату за землю. Но именно это и беспокоит Анну Найканчину:
«Дело в том, что всё зависит от воли того или иного руководителя того или иного субъекта. И если эта воля его как бы лежит в русле понимания проблем коренных народов, то значит, всё будет строиться в этом русле. Если у руководителя субъекта РФ нет ни понимания данной проблемы, нет ни желания решать данную проблему, а самое главное, знаете, когда есть такое понимание, что коренные народы, как бельмо в глазу… Я считаю, что политика должна быть единой, политика должна быть направленной чётко на определённые цели».
Ещё одна угроза традиционному образу жизни северных народов – вторжение добывающих компаний, качающих из недр нефть и газ. По закону, подобная деятельность может осуществляться только после консультаций и согласования с жителями исконных территорий. Но мои собеседники говорят, что в реальности такое согласование зачастую является лишь ширмой:
«В 2010 году промышленная компания получила лицензию до 2040 года на сейсморазведку на Сахалине, а в 2011 году они проводят общественные слушания. Точно такая ситуация была по трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий океан».
Михаил Погодаев напоминает, что коренные народы не против прогресса, они против того, чтобы так называемый прогресс разрушал их жизнь:
«Мы хотим тоже пользоваться плодами цивилизации, чтобы у нас были комфортные условия жизни, чтобы у нас были доступны социальные услуги, образование, медицина и так далее, но мы хотим, чтобы они соответствовали нашему образу жизни».

Источник http://www.unmultimedia.org/

Добавить комментарий