На Ямале хотят завести чистокровных якутских лошадей


А знаете ли вы, что самые длинные путешествия из всех наземных млекопитающих совершают северные олени?! Они преодолевают расстояния до пяти тысяч километров в год. Во время своих миграций весной и осенью олени проходят до 55 километров в день. Но олени, конечно, бегают не быстрее якутских коней. Которых, кстати, собираются завезти и на Ямал.

9-летний конь Нохоо любимец всех табунщиков. Но особые отношения у него с Валентином Степановым. Опытный коневод со своим любимцем ведет беседы, как с человеком. Нохоо не отвечает, но мы друг друга понимаем, говорит Валентин Дмитриевич. «Лошади дружелюбные, человека понимают. Своих узнают сразу, особенно того, кто кормит. Чужих не признают», — рассказывает он.

На короткой ноге Валентин Дмитриевич и с жеребятами, которых кормит. От его работы во многом зависит качество будущей продукции конезавода «Берте». На этой базе хангаласские производители держат свыше 60 жеребят и столько же кобыл. Чтобы получить уникальную сельхозпродукцию табунщики почти круглый год следят за косяками, отгоняя волков и подкармливая лошадей.

Целебные и питательные качества якутского деликатеса давно доказаны наукой. Вкусовые качества экологически чистого продукта оценили гурманы не только России, но даже мира. Впрочем, пока жеребятины мало не то, что за пределами региона, но и на прилавках местных магазинов. Если есть, то она дорогая. Эту ситуацию можно исправить, считает генеральный директор конезавода «Берте», Александр Павлов. Комплексный подход и развитие производства вот на что в первую очередь нужно обратить внимание.

«Заготовительная функция у нас отдельно работает. Продукцию сдали хозяйства и ждут деньги за них, а скупщики не могут выплатить или по дешевке берут. У хозяйств голова не болит – сдал мясо и все. Надо, чтобы производственники сами могли разводить и заниматься изготовлением продукции», — считает генеральный директор ООО «Конезавод Берте» Александр Павлов.

«Берте» один из пяти конезаводов в Якутии. Подобные предприятия существуют в Среднеколымском, Верхоянском, Нюрбинском и Мегино-Кангаласском улусах. В свое время они были созданы для сохранения чистокровных лошадей якутской, приленской и мегежекской пород. Поддержка этих предприятий зачастую осуществляется лишь на словах.

Если смотреть на размеры субсидий – они вряд ли бы оказали посильную помощь Александру Павлову, да и другим коневодам. Например, в помощь на содержание одной кобылы республика выплачивает 770 руб. А государство для наращивания поголовья мясных табунных лошадей выделяет 156 рублей. Это в год. Чуть иначе обстоят дела с поддержкой племенных хозяйств. Здесь республиканская субсидия составляет 2100 рублей, федеральная – 3400.

xw-Ye8PFieEБезусловно, главный смысл разведения лошадей – это мясо. Кроме этого, в мини-цехе хангаласские производители уже третий год успешно изготавливают колбасы, котлеты – всего более 20 наименований продуктов. Несмотря на небольшой объем, производство приносит неплохую прибыль, признаются фермеры.

Кумыс – ещё один продукт, который дает якутская лошадь. Производство не такое рентабельное, как мясное, но тоже имеет место быть. Основной объем производители реализуют в летний период. По сравнению с напитком из коровьего молока – быыппахом, кобылий кумыс обладает лечебными свойствами.

«Кобылье молоко оно более легкое. Всего 1% жира, поэтому его используют в лечебных целях», — поясняет технолог модульного кумысного завода ОАО «Сахаплемобъединение» Любовь Борисова. Зимой сырье кумысный завод получает в замороженном виде. В холодные месяцы основным поставщиком кобыльего молока становится собственная конебаза предприятия.

Кэрэчэээнэ, Ууттуйээнэ и Кустук главные кормилицы. Кобылы не дают так много молока, как коровы даже летом. Это наше белое золото, шутит дояр Григорий Неустроев. «В зимнее время они конечно, мало дают. Но дойка все равно 2 раза в день», — рассказывает коневод.

Кумыс поставлять в другие регионы и страны, нецелесообразно, считают эксперты в этой области. Кроме продажи жеребятины Якутия может заниматься поставкой живых лошадей. Ведь, полудикой якутской лошадью, которая сама себе находит пропитание, интересуются многие соседи.

Сейчас неприхотливую якутскую лошадь хотят видеть у себя и коневоды Ямала. Со своей стороны Республика готова предоставить чистокровных животных. А вот поставка готовой продукции пока хромает.

«Годовой показатель 5 тысяч тонн в убойном весе. У нас в летние месяцы возникают трудности, потому что нет больших хранилищ. А так если другие регионы интересуются, то можно продавать подороже», — говорит специалист департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства Владимир Сыроватский. А ведь было время, когда якутскую жеребятину поставляли в Японию. Это в советские годы. Сейчас ученые якутского научно-исследовательского сельскохозяйственного института разрабатывают другой продукт, который тоже может заинтересовать иностранные государства. Исследование связано с изучением внутреннего подкожного жира якутской лошади.

«Мы дальше планируем использовать этот жир, технология получения уже отработана. Хотим использовать его для изготовления БАД», — пояснил доктор сельскохозяйственных наук, заведующий лабораторией технологии продуктивного коневодства Якутской НИИСХ Реворий Иванов. Якутская лошадь – это бренд Республики. Это не только основа цивилизации народа Саха. В условиях современного мира этот бренд может стать неплохим маркетинговым проектом. Но для того, чтобы зарабатывать на этом, сначала нужно придумать схему и много работать.

Если сравнивать окупаемость говядины и жеребятины, то тут цифры говорят сами за себя. Рентабельность последнего в два, а то и в пять раз выше. Плюс к этому неприхотливость лошадей: мало работы и много мяса. На первый взгляд весьма оптимистичная экономическая составляющая. Но реалии жизни не всегда подчиняются законам арифметики. Первый пункт в цепочке проблем этой отрасли увеличение поголовья – оно влияет на конкуренцию, которая регулирует цены и качество продуктов.

Добавить комментарий