Коренным народам дадут землю

otke_1a6dc0В Совете Федерации уделяют особое внимание тому, чтобы интересы малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока не ущемлялись. Группа сенаторов и экспертов разрабатывает поправки в законодательство, которые позволят безвозмездно передать представителям коренных общин «территории традиционного природопользования». Об этом «Парламентской газете» рассказала член Комитета Совета Федерации по социальной политике .
 
— Анна Ивановна, для чего понадобилось менять действующий закон о территориях традиционного природопользования?
 
— Далеко не все понимают, что значит земля для коренных малочисленных народов. Само их существование во многом связано с земельными отношениями, начиная от сохранения языка, культуры и традиционных видов хозяйствования и заканчивая взаимоотношениями между коренными жителями и недропользователями. Действующий закон о территориях традиционного природопользования был принят в 2001 году. Для того чтобы его подготовить, в течение 15 лет проводилась грандиозная работа. На первый взгляд, он был прогрессивным, так как закреплял права коренных народов на безвозмездное получение земельных участков для ведения традиционных видов хозяйствования и традиционного образа жизни. С другой стороны, оказалось, что эти права там лишь декларируются: механизмов реализации этого закона нет до сих пор. Документ не отвечает на основные вопросы: каким образом территории традиционного природопользования федерального значения создаются, на какой срок, кто за это ответственен. Предполагалось, что эти аспекты будут регламентировать нормативно-правовые акты к закону. Их разработкой занималось Минрегионразвития, но довести работу до логического конца ведомство так и не смогло. Пришлось искать выход из этого правого тупика. Мы его видим в том, чтобы больше не надеяться на нормативные акты, а заложить все необходимые механизмы в сам закон.
 
— Как же жили традиционные общины всё это время?
 
— В субъектах создавались «территории традиционного природопользования» не федерального, а регионального значения. Однако после того, как вступил в действие Земельный кодекс, ситуация поменялась: региональные территории традиционного природопользования перестали действовать. Остались они лишь в нескольких субъектах. Например, 95 процентов этих территорий находятся в Ханты-Мансийском автономном округе. Это случилось из-за того, что там вовремя, ещё в 90-х годах, успели закрепить их за людьми в качестве «родовых угодий». То же самое сделали в Якутии. А как быть жителям остальных регионов? Для большинства из них земля — главная ценность. Общины, как правило, занимаются рыбалкой, охотой, оленеводством, китобойным промыслом. Вести подобное хозяйство могут лишь те, кто, по закону, имеет право «закрепить за собой» эти земли. Сейчас это, к примеру, муниципальные предприятия. А нужно, чтобы делать это могли сами люди, необходимо дать им право пользоваться природными ресурсами на тех территориях, где они живут. Замечу, большая часть общин коренных народов занимается традиционными видами хозяйствования не для извлечения прибыли, а для сохранения традиционного образа жизни.
 
— Когда вы планируете внести законопроект в Госдуму?
 
— Как можно скорее. Надеюсь, что сумеем доработать законопроект в осеннюю сессию. Сейчас он направлен на согласование в регионы. Самое главное, что нам удаётся найти понимание у тех министерств и ведомств, которые заинтересованы в вопросе, в том числе в Министерстве природных ресурсов, Министерстве сельского хозяйства…
 
— Недавно вы выступили с ещё одним предложением — отказаться от идеи увеличения пенсионного возраста среди малочисленных народов…
 
— Это логично. Работа на Крайнем Севере — это трудовая деятельность в условиях особой сложности. И повышать пенсионный возраст для представителей коренных народов, проживающих там, нельзя. Продолжительность жизни у них меньше, чем в среднем по России на 10-15 лет. И если повысить для этих народностей пенсионный возраст, они просто не будут до пенсии доживать. А это может привести к оттоку населения с этих территорий. Притом, что количество жителей за последние 15-20 лет там и так сократилось в несколько раз.
Есть вопросы и к принятому в октябре этого года постановлению Правительства «Об утверждении перечня малочисленных народов Севера и перечня районов проживания малочисленных народов Севера в целях установления социальной пенсии по старости». В этот перечень почему-то не вошёл народ вепсы, а в перечень районов проживания не вошли районы Республики Карелия, Вологодской и Ленинградской областей. Надеюсь, что это ошибка техническая, и она будет исправлена. Мы будем за этим следить.

Добавить комментарий